Региональная экспансия аптечных сетей

СОЮЗФАРМА

Региональная экспансия аптечных сетей

Переформатирование фармацевтического рынка в пользу крупных игроков стало уже необратимой реальностью. Как это отразится на ситуации с лекарственной помощью? Станут ли лекарства доступнее? Есть ли будущее у мелких локальных сетей и единичных аптек?

Наш эксперт генеральный директор сети «Аптекарь Эвениус» (г. Нижний Новгород) Герман Князев.

В русле общих тенденций

Елена Шитова, «ЛекОбоз»: — Герман Геннадьевич, ещё несколько лет назад вы отметили, что фармацевтический рынок ждёт серьёзный передел, и это, по сути, уже произошло. Какова ситуация сегодня?

Герман Князев: —  Аптечный бизнес не изолирован от общеэкономического положения в стране. Я бы выделил три фактора, влияющих как на обстановку в целом, так и на фармацевтический рынок в частности. Первый — продолжающаяся консолидация ретейла, укрупнение торговых сетей. Это общая тенденция, затрагивающая и продуктовую сферу, и услуги связи, и многое другое.

Второй — резкое снижение платёжеспособности населения. Номинально зарплаты и пенсии немного повысились, но на фоне подорожания коммунальных тарифов, транспортных расходов, продуктов питания реальная покупательная возможность падает. Тем более если учесть высокую закредитованность российских граждан.

Людям порой приходится делать выбор не между дорогим и дешёвым препаратом, а между лекарством и батоном колбасы. Третий фактор связан с политикой. Государству требуются средства на реализацию амбициозных проектов (спортивные форумы, строительство Крымского моста, военные действия и т. п.), что неизбежно приводит к усилению финансовой нагрузки на бизнес.

При этом санкции перекрыли доступ к дешёвым кредитам, а брать средства на развитие под 16–18% годовых — это нереально.

— Как это отражается на аптечном бизнесе?

—  Под действием второго и третьего факторов существенно снизилась рентабельность: сумма чека заметно снизилась, издержки постоянно растут, ресурсов нет. Но, пожалуй, самым важным для аптечного бизнеса фактором является первый, связанный с экспансией федеральных сетей. Процесс начался достаточно давно, почти десять лет назад, но в последние год-полтора мы видим его новые грани.

— В чём они проявляются?

—  В связи с тем что ведущие фармацевтические дистрибьюторы взяли курс на развитие собственных розничных сетей, остальные участники рынка оказались в менее выгодной позиции. Ещё один аспект касается фактического слияния продуктового и фармацевтического ретейла.

Например, до конца 2020 года «СИА Интернешнл» инвестирует 6 млрд рублей в открытие 3300 аптечных пунктов в магазинах «Пятёрочка», «Перекрёсток» и «Карусель». Сеть «Магнит» тоже идёт по этому пути.

В супермаркетах, активно вытесняющих конкурентов с рынка, появляются собственные «карманные» аптеки.

— Но ведь это лучше, чем просто торговля лекарствами в супермаркетах, как предлагалось изначально?

—  Конечно, лучше. Благодаря принципиальной позиции Минздрава России и профессионального фармацевтического сообщества удалось избежать полной потери контроля над оказанием лекарственной помощи населению. Однако требования к аптечным пунктам и к классическим аптекам всё же неодинаковы, в первую очередь — по набору помещений. А значит, и конкурентные условия изначально различны.

Американская форма с российским содержанием

— Вы раньше отмечали, что укрупнение и рост фармацевтических сетей — это мировая практика. Однако при этом за рубежом работают не только гиганты рынка. Почему же у нас приход крупных игроков означает зачистку от мелких?

—  Развитие по корпоративному пути — это не мировой, а американский сценарий. В ключевых странах Европы модель аптечного бизнеса принципиально иная. Там сети по закону не могут включать более 4–5 аптек.

Это связано с уважением к частной собственности и предпринимательской инициативе, к традициям семейного бизнеса и его реальной поддержкой со стороны государственных и муниципальных структур.

В США аптечные сети могут включать тысячи учреждений, но при этом наряду с ними существуют и одиночки.

— Получается, что у нас реализуется заокеанская модель развития фармацевтического рынка?

—  Она американская по форме, но российская по содержанию.

В России мегауспешные корпорации так или иначе получают от государства особые виды поддержки в виде преимуществ при распределении выгодных контрактов, применения административного ресурса и т. д.

В США подобные пути к успеху считаются недопустимыми. Хотя и там, конечно же, используются методы маркетинговых войн при захвате новых территорий, в частности, демпинг.

Про цены и перспективы

— Не секрет, что во вновь открывающихся аптеках, особенно расположенных при супермаркетах, на ряд препаратов предлагаются весьма привлекательные цены. Значит ли это, что на лекарствах в новых аптеках можно реально сэкономить?

—  Практика доказывает, что демпинг никогда не бывает длительным, так что на устойчивое снижение цен я бы не рассчитывал. Бизнес не может работать себе в убыток. Неоправданное снижение цен важно только как метод выдавливания с рынка конкурентов.

— Как повлияет передел фармацевтического рынка на доступность лекарств для населения?

—  Посетителям аптеки не важно, кто является её собственником. Главное, чтобы там были необходимые препараты по доступным ценам. Дефицита лекарств нет, но купить их зачастую сложно по причине нехватки денег. Даже если цены отнюдь не завышены. Пока в экономике продолжается кризис, о реальном повышении доступности лекарств речи быть не может.

— Предпочтения покупателей не определяются только ценовой политикой. Многие привыкают ходить в те аптеки, где фармацевты их уже знают по имени, диагнозу и препаратам. У этих покупателей есть шанс, что их любимые аптеки сохранятся?

—  Полагаю, что года через два региональных аптечных сетей уже не останется. Одиночки тоже не выживут, слишком велико давление и со стороны крупных игроков, и со стороны государства.

Как удержаться на плаву

— Но вы сами сохранили региональную сеть?

—  Частично. Я продал сети «Ригла» треть своих аптек, в том числе единственную негосударственную аптеку города, имеющую производственный отдел. Две трети у нас остались, и мы заключили партнёрские отношения с дистрибьютором «Фармперспектива» (более известной как сеть «Имплозия»).

В результате мы сохранили свой бренд, свою сеть, свои традиции, значительную часть кадров и, конечно, своих клиентов. Ассортимент мы расширяем, цены держим на привлекательном уровне.

Жаль, конечно, что пришлось отказаться от производственного отдела, в котором мы двадцать лет готовили лекарства для пациентов.

— Вам не кажется, что модный тренд по развитию персонифицированной медицины рано или поздно приведёт к возрождению производственных аптек? Причём на качественно ином уровне, по типу фармацевтических бутиков с «индпошивом».

—  Пока таких предпосылок я не вижу. В нашем обществе нет ни соответствующего культурного запроса, ни возможностей его материального обеспечения.

Когда-то в каждой аптеке был производственный отдел, но по мере развития фармацевтической промышленности все поняли, что удобнее и дешевле покупать фабричные препараты.

Возможно, когда-нибудь, при иной степени развития фармпрома и подготовки врачей (они тоже привыкли к готовым лекарственным формам!), что-то изменится. Российский аптечный бизнес всегда должен быть готов к любым переменам.

Источник:  Лекарственное обозрение № 21 07/11/2017

Источник: https://sojuzpharma.ru/news/5907-aptekiodinochki_chto_ih_jdet_v_usloviyah_ekspansii_federalnyh_setei

Аптеки-одиночки: что их ждёт в условиях экспансии федеральных сетей?

Региональная экспансия аптечных сетей

Переформатирование фармацевтического рынка в пользу крупных игроков стало уже необратимой реальностью. Как это отразится на ситуации с лекарственной помощью? Станут ли лекарства доступнее? Есть ли будущее у мелких локальных сетей и единичных аптек?

Наш эксперт генеральный директор сети «Аптекарь Эвениус» (г. Нижний Новгород) Герман Князев.

В русле общих тенденций

Елена Шитова, «ЛекОбоз»: — Герман Геннадьевич, ещё несколько лет назад вы отметили, что фармацевтический рынок ждёт серьёзный передел, и это, по сути, уже произошло. Какова ситуация сегодня?

Герман Князев: —  Аптечный бизнес не изолирован от общеэкономического положения в стране. Я бы выделил три фактора, влияющих как на обстановку в целом, так и на фармацевтический рынок в частности. Первый — продолжающаяся консолидация ретейла, укрупнение торговых сетей. Это общая тенденция, затрагивающая и продуктовую сферу, и услуги связи, и многое другое.

Второй — резкое снижение платёжеспособности населения. Номинально зарплаты и пенсии немного повысились, но на фоне подорожания коммунальных тарифов, транспортных расходов, продуктов питания реальная покупательная возможность падает. Тем более если учесть высокую закредитованность российских граждан.

Людям порой приходится делать выбор не между дорогим и дешёвым препаратом, а между лекарством и батоном колбасы. Третий фактор связан с политикой. Государству требуются средства на реализацию амбициозных проектов (спортивные форумы, строительство Крымского моста, военные действия и т. п.), что неизбежно приводит к усилению финансовой нагрузки на бизнес.

При этом санкции перекрыли доступ к дешёвым кредитам, а брать средства на развитие под 16–18% годовых — это нереально.

— Как это отражается на аптечном бизнесе?

—  Под действием второго и третьего факторов существенно снизилась рентабельность: сумма чека заметно снизилась, издержки постоянно растут, ресурсов нет. Но, пожалуй, самым важным для аптечного бизнеса фактором является первый, связанный с экспансией федеральных сетей. Процесс начался достаточно давно, почти десять лет назад, но в последние год-полтора мы видим его новые грани.

— В чём они проявляются?

—  В связи с тем что ведущие фармацевтические дистрибьюторы взяли курс на развитие собственных розничных сетей, остальные участники рынка оказались в менее выгодной позиции. Ещё один аспект касается фактического слияния продуктового и фармацевтического ретейла.

Например, до конца 2020 года «СИА Интернешнл» инвестирует 6 млрд рублей в открытие 3300 аптечных пунктов в магазинах «Пятёрочка», «Перекрёсток» и «Карусель». Сеть «Магнит» тоже идёт по этому пути.

В супермаркетах, активно вытесняющих конкурентов с рынка, появляются собственные «карманные» аптеки.

— Но ведь это лучше, чем просто торговля лекарствами в супермаркетах, как предлагалось изначально?

—  Конечно, лучше. Благодаря принципиальной позиции Минздрава России и профессионального фармацевтического сообщества удалось избежать полной потери контроля над оказанием лекарственной помощи населению. Однако требования к аптечным пунктам и к классическим аптекам всё же неодинаковы, в первую очередь — по набору помещений. А значит, и конкурентные условия изначально различны.

Американская форма с российским содержанием

— Вы раньше отмечали, что укрупнение и рост фармацевтических сетей — это мировая практика. Однако при этом за рубежом работают не только гиганты рынка. Почему же у нас приход крупных игроков означает зачистку от мелких?

—  Развитие по корпоративному пути — это не мировой, а американский сценарий. В ключевых странах Европы модель аптечного бизнеса принципиально иная. Там сети по закону не могут включать более 4–5 аптек.

Это связано с уважением к частной собственности и предпринимательской инициативе, к традициям семейного бизнеса и его реальной поддержкой со стороны государственных и муниципальных структур.

В США аптечные сети могут включать тысячи учреждений, но при этом наряду с ними существуют и одиночки.

— Получается, что у нас реализуется заокеанская модель развития фармацевтического рынка?

—  Она американская по форме, но российская по содержанию.

В России мегауспешные корпорации так или иначе получают от государства особые виды поддержки в виде преимуществ при распределении выгодных контрактов, применения административного ресурса и т. д.

В США подобные пути к успеху считаются недопустимыми. Хотя и там, конечно же, используются методы маркетинговых войн при захвате новых территорий, в частности, демпинг.

Про цены и перспективы

— Не секрет, что во вновь открывающихся аптеках, особенно расположенных при супермаркетах, на ряд препаратов предлагаются весьма привлекательные цены. Значит ли это, что на лекарствах в новых аптеках можно реально сэкономить?

—  Практика доказывает, что демпинг никогда не бывает длительным, так что на устойчивое снижение цен я бы не рассчитывал. Бизнес не может работать себе в убыток. Неоправданное снижение цен важно только как метод выдавливания с рынка конкурентов.

— Как повлияет передел фармацевтического рынка на доступность лекарств для населения?

—  Посетителям аптеки не важно, кто является её собственником. Главное, чтобы там были необходимые препараты по доступным ценам. Дефицита лекарств нет, но купить их зачастую сложно по причине нехватки денег. Даже если цены отнюдь не завышены. Пока в экономике продолжается кризис, о реальном повышении доступности лекарств речи быть не может.

— Предпочтения покупателей не определяются только ценовой политикой. Многие привыкают ходить в те аптеки, где фармацевты их уже знают по имени, диагнозу и препаратам. У этих покупателей есть шанс, что их любимые аптеки сохранятся?

—  Полагаю, что года через два региональных аптечных сетей уже не останется. Одиночки тоже не выживут, слишком велико давление и со стороны крупных игроков, и со стороны государства.

Как удержаться на плаву

— Но вы сами сохранили региональную сеть?

—  Частично. Я продал сети «Ригла» треть своих аптек, в том числе единственную негосударственную аптеку города, имеющую производственный отдел. Две трети у нас остались, и мы заключили партнёрские отношения с дистрибьютором «Фармперспектива» (более известной как сеть «Имплозия»).

В результате мы сохранили свой бренд, свою сеть, свои традиции, значительную часть кадров и, конечно, своих клиентов. Ассортимент мы расширяем, цены держим на привлекательном уровне.

Жаль, конечно, что пришлось отказаться от производственного отдела, в котором мы двадцать лет готовили лекарства для пациентов.

— Вам не кажется, что модный тренд по развитию персонифицированной медицины рано или поздно приведёт к возрождению производственных аптек? Причём на качественно ином уровне, по типу фармацевтических бутиков с «индпошивом».

—  Пока таких предпосылок я не вижу. В нашем обществе нет ни соответствующего культурного запроса, ни возможностей его материального обеспечения.

Когда-то в каждой аптеке был производственный отдел, но по мере развития фармацевтической промышленности все поняли, что удобнее и дешевле покупать фабричные препараты.

Возможно, когда-нибудь, при иной степени развития фармпрома и подготовки врачей (они тоже привыкли к готовым лекарственным формам!), что-то изменится. Российский аптечный бизнес всегда должен быть готов к любым переменам.

«Ваше Слово»

Источник: http://vasheslovo.com/apteki-odinochki-chto-ix-zhdyot-v-usloviyax-ekspansii-federalnyx-setej/

Аптеки растут вглубь

Региональная экспансия аптечных сетей

Аптечный рынок Ростовской области находится в интересной ситуации: южная столица насыщена игроками федерального и местного уровня, но при этом всё равно рынок показывает рост.

«В 2012 году донской аптечный рынок вырос примерно на девять процентов в стоимостном выражении, — комментирует аналитик группы компаний “Ремедиум” Инна Сидорова.

 — Основной рост произошёл за счёт увеличения продаж по области — в Ростове-на-Дону они выросли незначительно. причина стагнации городского рынка — рост цен на медикаменты».

В связи с этим желание «Донской аптеки» увеличить сеть и за пределами южной столицы выглядит вполне логичным. Заместитель генерального директора ООО «Донская аптека» Ольга Прикащикова заявила, что расширение уже началось, однако от дальнейших комментариев отказалась.

Из открытых источников известно, что организация вложит в развитие порядка 75 млн рублей. Компания собиралась вырасти ещё в 2008 году: на тот момент предполагалось вложить порядка 100 млн рублей для увеличения числа торговых точек с 25 до 95, однако финансовый кризис притормозил эти планы.

Согласно данным аналитической компании IMS Health, по итогам 2012 года аптечный рынок Ростова-на-Дону в стоимостном выражении составил порядка 10,3 млрд рублей. Значительный кусок этого «пирога» уже давно принадлежит ООО «Донская аптека».

Компания основана в 2004 году, на сегодняшний день сеть насчитывает порядка 50 аптек, из которых почти половина располагаются в донской столице. «В условиях жёсткой конкуренции на рынке выживает сильнейший — крупный игрок с большими оборотами и малыми издержками, — отмечает г-жа Сидорова.

 — Рынок Ростовской области весьма привлекателен и значим, поэтому расширение сети может позволить “Донской аптеке” стать не только крупным игроком в регионе, но и заметным участником рынка во всём Южном федеральном округе».

Прибыль от масштаба

Характерная черта аптечного рынка Ростовской области — усиленная конкуренция среди местных игроков, хорошо знающих свой рынок и имеющих налаженные связи с поставщиками.

Несмотря на присутствие федеральных игроков, в количественном состязании всё-таки выигрывают местные аптечные сети.

Скажем, согласно официальным сайтам, у федеральных сетей «36,6» и «Радуга» в Ростовской области насчитывается 24 и 18 аптек соответственно, в то время как у местной «Дешёвой аптеки» порядка 43 торговых точек.

«Во многих регионах России активно развиваются федеральные сети, которые нацелены на завоевание рынка и поглощение местных аптек, — полагает руководитель практики “Промышленность” консалтинговой группы “НЭО Центр” Наталья Кромская. — Тем не менее, в Ростове-на-Дону сегодня более-менее широко представлены лишь два федеральных игрока: “Ригла” и “36,6”.

При этом сеть “36,6” не так давно была вынуждена сократить присутствие в центре города, закрыв одну из своих торговых точек, возможно, не выдержав конкуренции с расположенными рядом магазинами региональных сетей “Дешёвая аптека”, “Юг-Фарма”, а также федеральной “Риглы”.

В целом можно говорить о более прочных позициях на ростовском рынке именно местных сетей, постепенно расширяющих своё присутствие в регионе».

Однако некоторые федеральные сети не намерены сдавать позиции. Так, компания «Ригла» планирует расширение под брендами «Ригла» и «Будь здоров!».

При этом, как поясняет представитель ростовского филиала аптечной сети «Ригла» Елена Крылова, компания делает ставку на экспансию именно в донской глубинке: конкурентов здесь меньше, да и потребитель не столь искушён в ассортименте и сервисе.

«В последнее время крупные сети стараются развиваться тоже за счёт самостоятельного открытия новых точек — слишком дорог и сложен процесс поглощения действующих организаций, — считает главный редактор информационно-аналитической газеты “Фармацевтический вестник” Николай Беспалов.

 — В условиях, когда государство достаточно жёстко регулирует уровень  наценок на жизненно важнейшие и необходимые лекарственные препараты, при ряде ограничений на ассортимент аптеки, единственным вариантом остаётся увеличение количества аптечных учреждений, что позволит просто нарастить прибыльность за счёт масштаба деятельности».

Занять место

проблема, с которой могут столкнуться обе аптечные сети при расширении, — поиск новых торговых площадей. По мнению Натальи Кромской, новые торговые точки будут пользоваться спросом при доступных ценах и отсутствии вблизи других аптек.

«В подавляющем большинстве случаев все места для размещения аптек, которые интересны с точки зрения большого трафика потребителей, либо уже заняты, либо стоят слишком дорого, — добавляет г-н Беспалов. — Так что придётся конкурировать ещё и за аренду помещений.

Или искать и внедрять методы по стимулированию спроса в своих аптеках — различные акции, дисконтные карты».

Следует отметить, что в «Ригле» делается упор на подобный метод продвижения: компания устанавливает специальные цены на востребованные товары, проводит акции со скидками и даёт возможность участвовать в партнёрских программах от других компаний и банков.

«Рынок Ростовской области будет расти, усилится конкуренция между крупными федеральными сетями и местными региональными, — прогнозирует Инна Сидорова. — При этом расширение присутствия местных игроков повлияет на рост доли местных региональных сетей».

По мнению г-жи Кромской, открытие дополнительных 25 аптек существенно не отра­зится на региональном рынке в целом, но позволит компании усилить свои позиции как самостоятельной сети, повысить узнаваемость бренда.

Впрочем, в «Ригле» считают, что структура аптечного рынка коренным образом не изменится: концентрация аптечных учреждений достаточно высока, и перераспределение сил среди игроков рынка в большей степени будет происходить за счёт увеличения сервисов и клиентских преференций.   

Источник: http://expert.ru/south/2013/32/apteki-rastut-vglub/

«Когда произошла сделка по продаже аптек, многие звонили и спрашивали — что же будет с рынком?»

Региональная экспансия аптечных сетей

Артур Уразманов о том, почему татарстанские компании не смогут повторить подвиг уфимцев, сколько стоит 100 аптек и куда потратить заработанное

Основатель и владелец татарстанской аптечной сети «36,6» Артур Уразманов продал свое детище башкирской аптечной сети «Фармленд». Почему из всех претендентов был выбран именно «Фармленд», на что пойдут полученные от продажи аптек средства и как изменится фармрынок Татарстана в ближайшие годы, он рассказал в интервью «Реальному времени».

— Артур Ринардович, ранее вы заявляли, что регулярно получаете предложения о продаже аптечной сети «36,6» от федеральных игроков, но отклоняли эти предложения. Как вас убедил «Фармленд»?

— За 17 лет работы мы достигли больших высот на рынке и Татарстана, и России. Мы заслуженно получили все фармацевтические награды. Ни одна фармацевтическая сеть в Поволжье не имеет такого количества наград. К чему я веду? Наш актив очень ликвиден. На протяжении последних 5—6 лет мы прочно входили в топ-50 крупнейших сетей РФ.

Наши аптечные учреждения стоят в трафиковых, привлекательных местах. У нас имеется стабильная история партнерских отношений с дистрибьюторами, производителями и финансовыми структурами. Создан прекрасно обученный коллектив, разработаны хорошие IT-продукты, которые позволяют гибко реагировать на ситуацию на рынке, на широту и глубину ассортимента. Были запущены к внедрению новые проекты.

Все это говорит о том, что компания не готовилась к продаже.

Если изучать зарубежный опыт проведения консолидаций, то участниками таких сделок по продаже или приобретению компаний являются как правило высоколиквидные, рентабельные, финансово стабильные компании.

Но в последнее время на российском фармрынке все сильнее ощущается давление со стороны конкурентов. Появляется все больше и больше аптек-дискаунтеров, которые сводят нашу наценку к минимальной, практически к нулю. Раньше дискаунтеров было небольшое количество, и мы с ними благополучно конкурировали.

Все сложнее наращивать средний чек, падает трафик в существующих аптечных сетях. Люди стали менее охотно тратить деньги на лекарства и стараются переходить с более дорогих на более дешевые.

Если раньше аптека могла заработать на товарах для красоты и здоровья, сегодня этот сегмент пользуется все меньшим спросом. Интернет-торговля лекарствами не развивается.

Непонятно, она будет в каком-то усеченном варианте или вообще будет запрещена.

Люди стали менее охотно тратить деньги на лекарства и стараются переходить с более дорогих на более дешевые.

Если раньше аптека могла заработать на товарах для красоты и здоровья, сегодня этот сегмент пользуется все меньшим спросом

Лучший способ оставаться последовательным и верным себе — это меняться вместе с обстоятельствами, видеть тенденции фармацевтического рынка, быть готовым принимать их и меняться… Рынок становится нестабильным и непредсказуемым. В такой среде очень сложно управлять бизнес-процессами. На рынок выходит много сильных игроков, которые имеют свои логистические структуры и серьезные IT-продукты. Это такие структуры, как «Магнит», который уже открыл несколько аптечных сетей и анонсировал до 2018 года открытие до 5 тыс. аптечных учреждений. Это серьезнейший игрок, который повлияет на рынок и его ценовую и кадровую политику. X5 Retail Group открыл 400 аптек и до конца 2018 года собирается еще увеличить сеть до 3 тыс. аптек. Мы находимся в постоянном кадровом голоде. Допустим, они откроют даже на двоих 5 тыс. аптечных учреждений. В каждую аптеку нужно как минимум четыре сотрудника. То есть всего нужно 20 тыс. кадров для этих двух структур. А у нас по всей России в год выпускается только 3—4 тыс. аптечных работников.

Исходя из всех этих факторов, мы приняли предложение «Фармленда» реализовать всю аптечную сеть. Мы продали все аптечные учреждения под всеми торговыми брендами.

— То есть более 100 аптек?

— Да.

— По сумме сделки называлась цифра в 1 млрд рублей. Насколько эта цифра приближена к реальности?

— Эта информация конфиденциальная. Сумма сделки, озвученная ранее некими экспертами, не является достоверной.

Поэтому могу сказать только одно — названная цифра не отражает реальности.

— Претенденты помимо «Фармленда» были?

— Я и раньше получал достаточно часто предложения о продаже аптечной сети, но так серьезно их не рассматривал. Претенденты конечно были. Но с «Фармлендом» мы сработали оперативно.

— Они вас привлекли предложенной ценой?

— Оперативностью. Сделка закрылась очень быстро. Приводя цитату Уинстона Черчилля: «Лучшее свидетельство справедливости соглашения в том, что оно в полной мере не устраивает ни одну сторону». Любое соглашение — это компромисс. В данном случае мы его достигли.

Мы продали все аптечные учреждения под всеми торговыми брендами

«К новому году появится стратегия развития медицинских центров»

— А что стало с медицинскими центрами академии здоровья «Звезда»?

— Медицинское направление мы полностью сохранили. Как раз в медицинское направление мы переориентируем все силы и средства. Отчасти и материальные средства, вырученные от этой сделки.

— Какова стратегия развития этих медицинских центров?

— У нас много новых проектов, сейчас мы их прорабатываем и обязательно анонсируем ближе к концу года. На данном этапе я полностью хочу погрузиться в развитие своих медицинских клиник, на это ранее у меня катастрофически не хватало временных и человеческих ресурсов. Есть много интересных и новых проектов которые я хотел бы внедрить.

Я поставил для себя и своей команды цель, и мы будем уверенно к ней идти. Будет много интересной и увлекательной работы и будут новые радостные моменты победы.

— То есть вы планируете увеличение количества медицинских центров?

— Да. Мы мониторим, где можно открыть новые медцентры в Казани и других ближайших регионах. Изучаем позитивный опыт московских клиник. Точно могу сказать, что в имеющихся центрах мы будем внедрять новые проекты, и они получат дополнительный толчок к развитию.

— Вы имеете в виду, что в этих медцентрах расширится перечень оказываемых услуг?

— Да, появятся новые услуги для клиентов, будем развивать аппаратную диагностику.

— Сколько сейчас действует медицинских центров и где они расположены?

— Сейчас в Казани работают четыре медицинских центра. В районы Татарстана мы заходить не планируем.

— Думаете, там спроса не будет?

— Да, спрос на медицинские услуги и так невелик.

— Все-таки, до какого уровня вырастет количество ваших медицинских центров?

— Чтобы говорить языком цифр, надо полностью изучить рынок. Понять, какие услуги мы можем предоставлять и только после этого говорить о количестве медцентров.

— Думаете ли вы о специализации этих центров?

— Может быть, будет и специализация. К новому году уже появится какое-то видение, стратегия развития. Сделка только завершена. Я хотел бы выразить благодарность сотрудникам, с которыми долго работал. Тем, с кем создавал свою сеть.

Также хотел бы поблагодарить все фармацевтическое сообщество за то, что научили нас за эти 17 лет каким образом нужно работать. Хочу выразить благодарность и команде, которая осталась со мной и будет развивать медицинское направление. Думаю, вместе мы добьемся еще больших побед и высот.

Но мы не ушли полностью из фармацевтического бизнеса. У нас сохранилось оптовое направление, где мы работаем и продолжаем работать.

«Через полтора-два года в Татарстане не останется ни одной местной сети»

— Получается, в Татарстане, помимо «Казанских аптек» и «Сакуры» местных частных аптечных сетей не останется?

— Возможно и такое.…

— Татарстанский фамррынок пережил несколько экспансий региональных и федеральных… Сначала была экспансия ижевская. Это сеть, которая сейчас называется «Аптека от склада».

Потом пришли самарские сети. Также в республике представлены московские аптечные сети. В Татарстане достаточно много аптечных структур, чьи головные офисы расположены в других регионах.

Это хорошо или плохо?

— Конкуренция — это всегда хорошо. Она заставляет искать новые решения, выходы из ситуации, идти вперед. Мы всегда были одними из лидеров рынка. По количеству аптечные учреждения в Казани всегда занимали первое место, а по объему продаваемой продукции в денежной массе — третье.

«Наша сделка далеко не последняя. Это стандартная ситуация. Может быть, придут международные игроки. Думаю, через полтора-два года в Татарстане не останется ни одной местной сети». Фото spasibovsem.ru

Как изменится рынок Татарстана с приходом «Фармленда»?

— Мы были той сетью, на которую равнялись все местные сети. И когда произошла сделка, многие звонили и спрашивали у меня: «Что же будет с рынком?».

Мне кажется, что рынок Татарстана кардинально поменяется в ближайшие год-полтора. Это связано с тем, что будет происходить консолидация. Более крупные игроки будут поглощать боле мелких, рынок будет укрупняться.

Выживать станет гораздо сложнее. И наша сделка далеко не последняя. Это стандартная ситуация. Может быть, придут международные игроки. Думаю, через полтора-два года в Татарстане не останется ни одной местной сети.

— Почему-то поглощаются только татарстанские аптечные сети. Прецедентов, чтобы сеть из Татарстана вела экспансию на другие рынки, не было.

— И не будет. Для этого нужны серьезные ресурсы, а не только желание. Нужно сильно рисковать и иметь полный производственный цикл дистрибуцию, розницу, производство. У «Протека», к примеру, есть свои заводы по производству медикаментов, дистрибьюторское звено, розничная сеть. Аналогичная ситуация у «Катрена» и «СИА интернейшнл ЛТД».

При возникновении проблем в розничном звене у них имеется подпитка из других источников. И эффект масштаба тоже никто не отменял. Небольшие региональные сети самостоятельно работают только в рознице и не могут выйти за пределы региона. А тем более поглотить кого-то. Чтобы поглотить другие сети, им нужны колоссальные средства, миллиарды рублей.

«Аптеки 36,6» республиканская аптечная сеть, работающая на фармацевтическом рынке Татарстана более 17 лет. Насчитывает более 100 аптек.

Также в группу компаний входят четыре многопрофильных медицинских центра Академия здоровья «Звезда», три ортопедических салона «Ортоэкс» и аптеки социального формата «Отличная» и «Аптеки низких цен».

В городах за пределами Республики Татарстан были открыли аптеки под брендом «Звезда».

Уразманов Артур Ринардович основатель и генеральный директор республиканской сети «Аптеки 36,6» (Казань), кандидат медицинских наук, заслуженный работник здравоохранения Республики Татарстан, доцент кафедры организации здравоохранения КГМУ. Родился 13.07.1971 в Казани.

В 1996 году окончил Казанский государственный медицинский университет. В 1999 году прошел ординатуру Казанской государственной медицинской академии. В 2007 году окончил Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина по президентской программе подготовки управленческих кадров РФ (менеджмент).

В 2008 году награжден почетной грамотой Министерства здравоохранения РТ «За заслуги в развитии системы здравоохранения Республики Татарстан». В 2013 году награжден благодарственным письмом мэра города Казани И. Метшина за восстановление объекта исторической застройки города.

В 2016 году награжден почетной грамотой Министерства здравоохранения РФ «За заслуги в области здравоохранения и многолетний добросовестный труд».

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/74331-osnovatel-tatarstanskoy-aptechnoy-seti-366-o-ee-prodazhe

Куда катятся таблетки: чем живет аптечный рынок после экспансии «Фармакопейки»

Региональная экспансия аптечных сетей

Плотность аптечной сети в Омске повышается: за год количество точек в городе выросло на 23%. Расстановка сил на рынке меняется, происходит выдавливание местных игроков. Одна из омских сетей обанкротилась, вторая влилась в «Фармакопейку».

Слияние с лидером

Одно из главных событий рынка в 2016 году — омская компания «Фармдело», управляющая одной из крупнейших омских аптечных сетей, стала франчайзи «Фармакопейки». По договору, заключенному в мае, под бренд «Фармакопейка» перешли все 47 аптек, входившие в сети «Линия жизни» и «Первая социальная».

Совладелица компании Татьяна Бочарова считает результаты слияния успешными. «Благодаря объединению усилий, мы повысили оборот своей сети, хотя доходность и не совсем увеличилась, — прокомментировала она. — Но могу сказать, что без изменений наверняка нам было бы тяжело в нынешних условиях.

Слияние с «Фармакопейкой» для нас большой шаг».

Таким образом, лидер рынка значительно усилил свои позиции: по оценкам участников омской фармрозницы, доля «Фармакопейки» увеличилась до 50-52%. Впрочем, по количеству точек этого не скажешь. Сейчас под этим брендом действует 245 точек в Омской области, из них 195 — в Омске.

Развивает сеть ООО «Медэкспорт-Северная Звезда». Основанное в Омске предприятие уже несколько лет подряд входит в число крупнейших фармдистрибьюторов в стране.

А после слияния с тульской сетью «Твой доктор» «Фармакопейка» по итогам первого полугодия 2016 года заняла девятую позицию в топ-200 аптечных сетей России по версии медицинского портала Vademecum. По данным издания, выручка сети за этот период составила 7,4 млрд рублей (с НДС), а прирост по сравнению с первым полугодием 2015 года превысил 38%.

Доля аптечного ритейлера на отечественном рынке — 1,58%. Правда, компанию «Медэкспорт-Северная Звезда» уже нельзя назвать омской, еще в 2015 году она перерегистрировалась в Москву.

Среди негативных событий прошлого года можно назвать банкротство Елены Богдашиной, экс-владелицы крупной омской сети «Здрава» и оптовой компании «Фармэкс».

Впрочем, уход некогда успешной компании произошел не в прошлом году, а значительно раньше. Проблемы начались еще в 2013 году, тогда количество точек сократилось вдвое — с 20 до 10.

А в июле 2016 года собственницу признали несостоятельной из-за долга перед кредиторами в 27,3 млн рублей.

Перемена мест

К началу 2017 года на рынке омской фармацевтической розницы снова произошли перемены в тройке лидеров. Возглавляет топ-3, как и прежде, «Фармакопейка», а на второй позиции оказалось «Омское лекарство» с «Госаптеками», потеснившее сеть «Семейных аптек».

Все три игрока — единственные из омских сетей, кто входит в сотню крупнейших аптечных ритейлеров на российском рынке. При этом «Семейная аптека» занимает 69-ю строчку в топ-200 от Vademecum с долей 0,19% по стране.

Портал указывает, что выручка компании, состоящей из 49 точек, составила 877 млн рублей за первое полугодие 2016 года. ОАО «Омское лекарство», учредителем которого выступает региональное правительство, издание поставило на 85-е место своего рейтинга, оценив выручку за полгода в 699 млн рублей.

Компания с 130 филиалами в Омской области занимает 0,15% рынка России. Доля «Омского лекарства» на местном рынке составляет около 16%, «Семейной» — 15%.

Среди крупных сетей в Омске можно называть пермские «Аптеки от склада» с 56 точками, «Для вас» (ООО «Тиберий и К») — 20, новосибирскую «Мелодию здоровья» — 17 точек. Около трети аптек приходится на мелких местных игроков.

В целом в Омске, по информации «2ГИС», насчитывается 139 организаций в разделе «Аптеки», а всего действует 800 аптек точек продаж. Чуть больше года назад, в 2015 году, в городе работало 652 аптеки.

По данным аудита фармацевтического рынка России DSM Group, объем коммерческого рынка лекарственных препаратов в 2016 году составил 696,7 млрд рублей (с НДС).

В течение года емкость рынка преимущественно падала, лишь в декабре произошел скачок вверх.

Омская область, по оценкам экспертов, занимает примерно 1% аптечного рынка России, можно предположить, что годовой объем местной отрасли — 6-8 млрд рублей.

Оценивая омский фармрынок, его участники говорят об обострении и без того весьма жесткой конкуренции. Экспансия рынка дискаунтерами, ценовые войны, общий негативный фон экономики в стране и регионе — такая картина складывается на рынке последние два-три года.

Для местной розницы характерно перенасыщение аптечными точками, особенно это очевидно на центральных магистралях, где на одном пятачке можно увидеть по три-четыре аптеки. На десять тысяч жителей приходится семь-восемь аптек.

Учитывая низкий платежеспособный спрос, такая концентрация приводит в том числе и к демпингу: по словам игроков, в некоторых аптеках розничная наценка составляет 12% при обычной в 40%.

Со своим брендом

Генеральный директор «Омского лекарства» Игорь Богдашин привел такие данные по российскому рынку. По его словам, фармритейл потерял за 2016 год 10% в денежном выражении и 5% по количеству упаковок.

«Но на фоне общего спада для нашей компании год нельзя назвать неуспешным, — отметил руководитель «Госаптек». — Мы завершили год в плюсе: +22% в денежном выражении и +10% по упаковкам. При этом мы практически не открывали новых точек, прирост произошел исключительно за счет повышения эффективности работы существующих аптек».

К началу этого года под вывеской «Госаптека» работает 128 точек в Омской области, из них 35 — в Омске.

В 2016 году «Омское лекарство» начало активно развивать производство товаров под собственной торговой маркой. Компания выпускает около 50 позиций фирменной косметики, питьевую воду, биомороженое для диабетиков «Бифибум». На днях в продаже появились презервативы нижнего ценового сегмента под названием «Госаптека безопасность». Изделия продаются по 15 рублей за упаковку из трех штук.

«Выпуск собственных товаров — это высокорентабельный проект для нас, — говорит Игорь Богдашин. — По объемам продаж наша косметика сравнима с продуктами популярных российских марок. Мы планируем и дальше развивать этот проект».

По мнению конкурентов, «Омскому лекарству» удалось выйти в лидеры в основном за счет развития сети в районах области и поддержки из бюджета на организацию выдачи льготных лекарств. «Ни одна частная аптека не участвует в программе бесплатного предоставления лекарств, а для аптеки это очень выгодное направление», — отмечает Татьяна Бочарова.

Но по словам Игоря Богдашина, сама по себе выдача льготных лекарств прибыли не приносит: «Но это направление дает хороший трафик, который мы стараемся монетизировать, предоставляя дополнительные услуги».

К засилью дискаунтеров на рынке компания относится спокойно: «Итоги года, рост по всем показателям, не дают повода для уныния. Хотя у нас нет цели зарабатывать. Задача «Госаптеки» как инструмента правительства Омской области — создать условия для качественной организации выдачи льготных лекарств.

И сделать эту выдачу комфортной и удобной», — поясняет топ-менеджер.

В планах у компании на 2017 год — увеличить выручку на 10% по сравнению с предыдущим. «Омское лекарство» намерено развиваться не за счет расширения сети, а за счет специализации аптек. В этом году запускается сразу несколько новых проектов.

Один из них — диабетические аптеки, где будут предлагаться все необходимые таким больным товары: от инсулина и полосок до продуктов питания и специальных носков. Открытие пилотной аптеки намечено на 1 марта.

В рамках магазина «Доступная среда» будет предложена новая для Омска услуга — аренда средств для реабилитации (инвалидные коляски, костыли) и продажа комиссионных товаров.

В районах области стартует еще один проект — «Госветаптеки», там будут продаваться корма, предметы ухода за животными, ветеринарные лекарства, вакцины, сепараторы, доильные аппараты.

Омску не фиолетово

Довольно внушительную долю продолжает занимать сеть «Аптека от склада», которую открыло ООО «Сибирия» из Перми. Компания зашла в Омск в конце 2014 года, заявив о намерении захватить 30% местного рынка.

«Фиолетовые» аптеки появлялись с завидной скоростью во всех районах города. Но, по оценкам участников рынка, в 2016 году сеть значительно сбавила натиск. Сейчас сеть, по данным официального сайта, включает 56 точек в нашем городе.

Ее доля, по оценкам участников рынка, не более 8-10%.

Совладелец пермской компании Андрей Годовалов рассказал, что не оставляет планов занять треть рынка: «Но это задача не одного года, мы постепенно идем к этой цифре». По его мнению, год был непростым для рынка, и в дальнейшем конкуренция будет лишь усиливаться.

«Рынок не растет, а сужается, и эта тенденция продолжится в 2017 году. Мы стараемся оптимизировать свою деятельность, чтобы не перекладывать свои затраты на плечи покупателя и удерживать лидерские позиции».

Участники рынка отмечают, что ценовые войны, в которые ввязалась компания, и тактика размещения аптек «дверь в дверь» с конкурентами не лучшим образом сказались на ее финансовых показателях.

Еще одна слабая сторона компании — логистика.

«В отличие от «Фармакопейки», имеющей базовую, домашнюю логистику, «Аптеки от склада» лекарства везут из Тюмени, что довольно затратно», — считает Игорь Богдашин.

«Оранжевая» революция

Гораздо активнее действует другой иногородний игрок — самарская «Имплозия». Компания входит в пятерку крупнейших федеральных сетей. По информации экспертов Vademecum, ее выручка за полгода 2016 года превысила 11 млрд рублей, а ее рост составил 24%. С 1,7 тыс. аптеками компания занимает 2,4% отечественного рынка.

Этот аптечный гигант в Омске работает около восьми лет, но его доля у нас не была высокой. В последнее же время, как утверждают респонденты, «Имплозия» довольно резво открывает новые точки. Однако найти какие-либо следы компании в Омске довольно сложно, поскольку она избрала интересную тактику работы.

Отказавшись от бренда «Имплозия», фирма сменила вывески на своих точках на неброские названия «Аптека низких цен». Единого юридического лица у одной из крупнейшей сети тоже нет. Официальный сайт не работает, удалось лишь обнаружить интернет-магазин «Имплозия», где указаны данные об омских магазинах, но с несуществующими адресами.

На портале есть маленькая сноска о том, что он не является официальным сайтом компании «Имплозия».

Представитель сети в Омске не стал раскрывать информацию о количестве действующих точек и планах развития, сославшись на коммерческую тайну. По различным подсчетам, «Имплозия» открыла в Омске от 20 до 40 «оранжевых» аптек.

В целом перспективы захода в Омск других лидеров отечественного фармритейла омичи оценивают скептически. Татьяна Бочарова считает, что компании отказываются от планов из-за сильного соперника в лице «Фармакопейки».

Такое же мнение и у Игоря Богдашина: «Наличие такого высококвалифицированного и эффективного игрока на рынке, как «Фармакопейка», отбивает желание втягиваться в войну даже у лидеров российского рынка «Ригла» или «36,6». Новым игрокам надо или воевать, или покупать».

Сети уходят в Сеть

Как и в сфере ритейла в целом, будущее фармбизнеса многие эксперты связывают с интернет-торговлей. Андрей Годовалов считает это направление перспективным, поскольку потребитель выбирает низкие цены, а интернет-продажа позволяет минимизировать наценки.

Но пока доля виртуальных заказов минимальна: омские аптеки не наблюдают оттока покупателей в связи с внедрением сервисов по заказу лекарств в интернете.

«Мы заключили с компанией «Катрен», развивающей сервис «Аптека.ру», договор на выдачу лекарств, — рассказал Игорь Богдашин. — Но в нашей сети это составляет меньше 1% от розничной торговли. На рынок пока особого влияния нет, продажи не падают. Но мы тоже собираемся создать интернет-приложение, как только будут урегулированы все законодательные вопросы».

Источник: https://newsomsk.ru/news/52864-kuda_katyatsya_tabletki_chem_jivet_aptechny_rnok_p/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.