Гипнотики: достижения современной психофармакологии

Психофармакология: появилось новое понятие – психобиотики | Милосердие.ru

Гипнотики: достижения современной психофармакологии

В современной психиатрической практике лекарственные препараты занимают место основной и ведущей терапии. Так, однако, было не всегда.

Еще в 50-е годы прошлого столетия, когда появились первые антидепрессанты, фармакологические компании не проявляли особенного рвения к разработке и производству этого класса препаратов из-за потенциально малого рынка сбыта: в те годы считалось, что от депрессии страдают всего от 50 до 100 человек на миллион.

Фото из http://best-3-0.livejournal.com/

Тогда же начали применяться психофармакологические препараты другого класса – нейролептики, но и их использование было ограничено. В 1970-е годы, однако, ситуация изменилась. Американская компания Эли Лилли синтезировала флуоксетин, известный теперь всему миру под названием «Прозак».

Его часто называют «антидепрессант-блокбастер», так как «Прозак» является мировым чемпионом по количеству продаж.

С тех пор спрос на психотропные препараты постоянно рос, а к началу нового тысячелетия их потребление почти во всех развитых странах Европы и Америки удвоилось по сравнению с началом 1990-х. В 2008 году в мире было продано на 22 миллиарда долларов только одних нейролептиков.

Последние статистические данные США свидетельствуют о том, что 20% американцев употребляют то или иное психотропное средство, а годовой объем их продаж в стране составляет 34 миллиарда долларов.

То, что ученые смогли синтезировать лекарства, которые влияют на биохимические процессы мозга, – явление, безусловно, прогрессивное, однако у него есть своя темная сторона. Это различные побочные реакции, краткосрочные и долгосрочные, отчасти предсказуемые, отчасти – нет.

Многие медики считают, что трудно заранее адекватно оценить тот ущерб, который может нанести применение психотропных препаратов у некоторых категорий больных, например, у детей, и тем не менее, во всем мире в детской практике они используются гораздо шире, чем это оправдано реальными проблемами с детским психическим здоровьем.

Вместе с ростом потребления психофармакологической продукции растет и количество исков к производителям, связанных с негативными побочными реакциями и недобросовестным маркетингом, преувеличивающим реальную эффективность препарата или преуменьшающим масштаб возможных осложнений.

Наука, однако, не стоит на месте. Есть надежда на то, что в психофармакологии скоро появится новый класс препаратов, причем вполне безопасный.

Психобиотики

Термин «психобиотики» появился совсем недавно. Месяц назад в журнале Biological Psychiatry («Биологическая психиатрия») появилась статья ученых Центра алиментарной фармабиотики Университетского колледжа (г. Корк, Ирландия), в которой авторы дают определение нового понятия.

Психобиотики – это живые организмы, которые при приеме внутрь в адекватных количествах вызывают улучшение психического состояния пациента, страдающего от психиатрического заболевания. Иными словами, это полезные бактерии (пробиотики), обладающие свойствами психотропных препаратов.

Группа исследователей под руководством доктора медицинских наук и профессора психиатрии Теда Динана проанализировала имеющийся на сегодняшний день массив данных о влиянии пробиотиков на эмоциональное состояние и поведение больных. Очень интересен их собственный эксперимент на крысах.

Крысиные детеныши в младенчестве были отделены от матери, в результате чего демонстрировали депрессивное поведение и сниженную функцию иммунитета.

После того, как в течение некоторого времени они принимали пробиотик Bifidobacterium infantis, у них не только улучшился иммунитет, но и нормализовалось поведение.

Есть и многообещающие результаты исследований приема пробиотиков людьми. «Наши доклинические исследования позволяют предположить, что депрессия и изменения микрофлоры связаны между собой», – говорит доктор Динан.

В норме в кишечнике взрослого человека содержится от 1 до 2 килограммов бактерий, участвующих в производстве веществ, необходимых для биохимических процессов здорового организма. В пожилом возрасте здоровый человек сохраняет разнообразие микрофлоры, у больного же количество видов бактерий сокращается.

Доктор Динан полагает, что депрессивное состояние пожилых пациентов может быть обусловлено именно этим.

В исследовании британских ученых 124 добровольца (средний возраст – 61,8 лет) ежедневно пили йогурт, содержащий живые бактерии, либо плацебо. Пожилые люди, принимавшие йогурт в течение трех недель, сообщили о значительном улучшении своего эмоционального состояния.

В эксперименте французских ученых здоровые добровольцы в течение 30 дней принимали пробиотики видов Lactobacillus helveticus и Bifidobacterium longum, после чего исследователи измерили их уровень стресса по сравнению с контрольной группой, принимавшей плацебо. У первой группы он оказался существенно ниже, причем анализы подтвердили это: значительно ниже был и уровень кортизола (гормона стресса) в моче испытуемых, принимавших пробиотики.

Канадские ученые исследовали влияние бактерий Lactobacillus casei на пациентов с синдромом хронической усталости, одним из самых неприятных симптомом которого является тревожность.

Те из испытуемых, кто принимал этот пробиотик 3 раза в день в течение двух месяцев, существенно снизили показатели тревожности, измеряемые с помощью специального теста, а анализ кишечной микрофлоры пациентов показал рост количества полезных бактерий.

Каким же образом бактериальная флора влияет на психическое здоровье своего хозяина?

Существует несколько объяснений, каждое из которых вполне приемлемо, однако требует научных доказательств.

Первое заключается в том, что психиатрические заболевания имеют иммунологическую природу и обусловлены вялотекущим воспалительным процессом в организме, на который, в свою очередь, влияет состав бактериальной флоры кишечника. Оптимизируя этот состав, мы влияем на иммунную систему пациента, подавляем воспаление и, таким образом, улучшаем его психическое состояние.

Вторая теория связана со способностью отдельных пробиотиков, в частности Lactobacillus helveticus и Bifidobacterium longum, влиять на надпочечники, вырабатывающие гормоны стресса, снижать их продукцию и, таким образом, производить успокоительный эффект.

Есть и еще одна очень интересная гипотеза. Некоторые штаммы пробиотиков участвуют в синтезе веществ, которые необходимы в биохимии мозга для ощущения благополучия и счастья. Эффект психотропных препаратов основан именно на этом.

Так, например, антидепрессант «Прозак» повышает уровень доступного серотонина, «медиатора счастья». Однако серотонин и другие нейромедиаторы, вырабатываемые в желудочно-кишечном тракте, не попадают в мозг.

Ученые предполагают, что они могут стимулировать клетки кишечника, способные передавать сигнал блуждающему нерву о наличии этих веществ, а он, в свою очередь, сигнализирует о них мозгу.

Динан и его команда считают, что необходимо провести крупномасштабные клинические испытания тех штаммов бактерий, которые претендуют на роль психобиотиков.

«Сейчас ясно, что из всего многообразия пробиотиков, лишь небольшой их процент влияет на поведение человека и может быть квалифицирован как психобиотики.

В этой области необходимы большие плацебо-контролируемые исследования для того, чтобы получить не оставляющие сомнения результаты эффективности этих препаратов и выяснить, какие именно штаммы обладают психобиотическим потенциалом», – говорит профессор Динан.

Пробиотики и аутизм

Примечательно, что вскоре после сообщения о выводах группы ирландских ученых на сайтах медицинских новостей появились статьи об исследовании еще одной научной команды. Ученые Калифорнийского технологического института изучают роль кишечной микрофлоры в расстройствах развития и, в частности, аутизма. Первые результаты их изысканий были опубликованы в журнале Cell 5 декабря 2013 года.

«Обычно аутизм изучают как генетическое заболевание и заболевание головного мозга, но наша работа демонстрирует, что кишечная бактериальная флора может вносить свой вклад в развитие аутистических симптомов, и этот факт до сих пор недооценивали. Физиологические процессы в кишечнике, как оказывается, влияют на то, что мы до настоящего времени считали исключительно проявлениями работы мозга», – говорит профессор Саркис Мазманян, руководитель группы.

Исследователей заинтересовал тот факт, что большое количество аутистов страдают также от заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Широко известна гипотеза «протекающего кишечника»: повышенная проницаемость его стенок позволяет токсинам, являющимся промежуточными продуктами обмена веществ, проникать в кровь и влиять на мозговые процессы.

Эта теория не имеет статуса научно доказанной, хотя исследователи располагают данными о повышенной проницаемости кишечника, полученные при обследовании многих аутичных пациентов.

Известно, что одним из факторов, приводящих к рождению ребенка с аутизмом, может стать тяжелая вирусная инфекция, перенесенная матерью во время беременности. Оказалось, что детеныши мышей, чья иммунная система была искусственно активирована во время беременности, также демонстрировали симптомы аутизма, а кишечники их тоже отличались повышенной проницаемостью.

Изображение с сайта http://www.caltech.edu

Получив животную модель аутизма в сочетании с поражением желудочно-кишечного тракта, ученые задались целью выяснить, являются ли эти два расстройства взаимосвязанными. Они пролечили мышей бактериями Bacteroides fragilis, которые уже зарекомендовали себя положительно в коррекции расстройств ЖКТ у подопытных животных.

Однако в этом случае результатом терапии стала не только коррекция функции кишечника, но и существенные изменения в поведении мышей. Значительно снизилось проявление таких характерных для аутизма симптомов, как тревожность и навязчивые повторяющиеся действия, а кроме того, мыши стали чаще контактировать друг с другом.

Следующим шагом исследователей будет проведение клинических испытаний пробиотика Bacteroides fragilis на людях. Профессор Мазманян предупреждает, что не нужно ожидать от препарата эффекта чудо-лекарства.

«Аутизм – многофакторное заболевание, и соотношение его генетических и внешних причин может сильно отличаться от индивида к индивиду». Кому-то Bacteroides fragilis не помогут, а для кого-то пробиотик может оказаться чрезвычайно полезным.

Пол Пэттерсон, принимавший участие в исследовании, считает, что особенно перспективно применение Bacteroides fragilis у новорожденных, чьи матери во время беременности перенесли инфекционные заболевания.

Итак, наступит ли за эрой психофармакологии эра психобиотиков? Пока что трудно сказать наверняка. Весьма вероятно, что пробиотики полностью не заменят химические препараты, однако есть все основания надеяться, что благодаря им сфера применения небезопасных психотропов может сильно сократиться.

Источники статьи:

Probiotics a Potential Treatment for Mental Illness

Probiotic Therapy Alleviates Autism- Behaviors in Mice

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/psihofarmakologiya-poyavilos-novoe-ponyatie-psihobiotiki/

Фармакология

Гипнотики: достижения современной психофармакологии

a-Липоевая кислота
Рассмотрены вопросы участия липовой кислоты в биохимических и антиоксидантных процессах в организме человека и основанные на этом ее фармакологические эффекты (источник: http://ole35306784.ya.ru/posts.xml?tag=78024385).
» 25 Октября 2011, 03:03:43

Z-препараты в лечении инсомнии
Литература (статьи): 1. «Гипнотики: достижения современной психофармакологии» А.С. Аведисова (Отделение новых средств и методов терапии ГНЦ ССП им. В.П.Сербского, Москва). 2. «Применение анданте в терапии инсомнии» К.Н. Стрыгин, Я.И. Левин. 3. «Залеплон (Анданте): новые возможности фармакотерапии инсомний» С.Г. Бурчинский (Институт геронтологии АМН Украины, г. Киев). 4. «Инсомния и ее лечение снотворными препаратами» М.Г. Полуэктов, Я.И. Левин. 5. «Снотворные препараты нового поколения: возможности и критерии выбора» С.Г. Бурчинский (Институт геронтологии АМН Украины, г. Киев). 6. Данные Регистра Лекарственных Средств России (РЛС).
» 17 Июля 2010, 05:05:30

Алгоритм выбора НПВП
По материалам клинических рекомендаций: «Применение нестероидных противовоспалительных препаратов» А.Е. Каратаев, Н.Н. Яхно, Л.Б. Лазебник, М.Л. Кукушкин, В.Н. Дроздов, В.А. Исаков, Е.Л. Насонов; ООО «ИМА-ПРЕСС», 2009.
» 04 Октября 2010, 15:03:15

Аминазин
» 04 Октября 2008, 17:05:25

Анаболические стероиды в бодибилдинге
Рассмотрены позитивные и негативные эффекты анаболических стероидов, а также основные принципы, которые необходимо соблюдать во время приема анаболических стероидов, чтобы минимизировать их негативное влияние на здоровье спортсмена (бодибилдера).
» 06 Января 2015, 14:02:17

Антациды
Рассмотрены: классификация, механизм действия, показания к применения, побочные эффекты антацидных препаратов. Литература (статьи): 1. «Место антацидов в терапии кислотозависимых заболеваний» О.М.Антоненко (ОАО «ЭТИРК», консультативно-диагностическое отделение), Е.Б.Грищенко (Клиника «МЕДСИ», гастроэнтерологическое отделение, Москва), 2010; 2. «Современные возможности антацидных препаратов и их использование гастроэнтерологами и терапевтами» О.Н. Минушкин (Кафедра гастроэнтерологии УНЦ Медицинского центра Управления делами Президента РФ), 2004; 3. «Применение антацидов в гастроэнтерологии Л.Д. Мамедова, И.Д. Лоранская, Л.Г. Ракитская; 4. «Антациды в современной гастроэнтерологии» Г.Д. Фадеенко (доктор медицинских наук, профессор, старший научный сотрудник Института терапии им. Л.Т. Малой АМН Украины), 2008; 5. «Антацидные препараты в современной клинической практике» И.Л. Кляритская, д.м.н., профессор, Т.А. Цапяк, кафедра терапии и семейной медицины ФПО, Крымский государственный медицинский университет им. С.И. Георгиевского; 6. «Клиническая фармакология современных антацидов» Е.А. Ушкалова, Москва, 2006.
» 08 Июня 2011, 02:02:01

Антигистаминные препараты
Литература (использованные статьи): 1. «Антигистаминные препараты – неисчерпанные возможности» член-корреспондент РАМН Гущин И.С., 2005; 2. «Антигистаминные препараты: от димедрола к телфасту» О. Б. Полосьянц, кандидат медицинских наук, Е. Г. Силина, кандидат медицинских наук, Л. С. Намазова, доктор медицинских наук.
» 26 Ноября 2009, 02:02:05

АНТИДЕПРЕССАНТЫ
Рассмотрены вопросы классификации антидепрессантов, их основных и дополнительных фармакологических эффектов, а также принципы медикаментозной терапии депрессии. Литература: 1) «Дифференцированная терапия при депрессиях и комороидной патологии» А.Б.Смулевич, НЦПЗ РАМН, Москва; 2) «Современная классификация антидепрессантов: возможности повышения эффективности и безопасности» А.С. Аведисова, ГНЦ ССП им. В.П. Сербского, Москва; 3) «Антидепрессанты: нейрохимические аспекты механизма действия» К.С.Раевский, Институт фармакологии РАМН, Москва; 4) Журнал Медицинский совет № 2 за 2007 год «Основные принципы проведения антидепрессивной терапии».
» 20 Сентября 2009, 13:01:27

Аскорбиновая кислота
Биологические и терапевтические эффекты, показания, протвопоказания, дозировки, способ применения и т.д.
» 03 Мая 2009, 20:08:21

Атипичные нейролептики
… поскольку атипичные нейролептики вызывают меньше неврологических побочных эффектов, чем классические нейролептики, они приобрели большую популярность. Кроме того, расширился спектр их применения при нарушениях функций центральной нервной системы.
» 09 Октября 2009, 02:02:54

Бактериофаги – пожиратели бактерий
Литература: 1. статья «Препараты бактериофагов: краткий обзор современного состояния и перспектив развития» И.В. Красильников, К.А. Лыско, Е.В. Отрашевская, А.К. Лобастова, ФГУП «НПО «Микроген» Минздравсоцразвития России, Москва; Сибирский медицинский журнал, 2011, Том 26, № 2, Выпуск 2. 2. статья «Новые горизонты бактериофаготерапии» В.М. Бондаренко, НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи, Москва, Россия; Бюллетень Оренбургского научного центра УрО РАН (электронный журнал), 2013, №4. 3. статья «Бактериофаги и их функционирование в биоплёнках» В. В. Дрюккер, А. С. Горшкова, Лимнологический институт СО РАН, Иркутск; Известия Иркутского государственного университета, серия «Биология. Экология» 2012. Т. 5, № 3. С. 8–16. 4. статья «Применение препаратов бактериофагов при лечении урологических заболеваний» авторы: сотрудники НПО “Иммунопрепарат” (г. Уфа), МНИИЭМ им. Г.Н. Габричевского; журнал «Медицинская картотека» № 6, 1998.
» 10 Октября 2014, 07:07:29

Безопасность нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП)
По материалам статьи «К вопросу о безопасности нестероидных противовоспалительныхПрепаратов» Н.В. Верлан, Кафедра клинической фармакологии Иркутской государственной медицинской академии последипломного образования (ректор -проф., д.м.н. В.В. Шпрах); статья опубликована в журнале «неврология и психиатрия» №4, 2012г.
» 10 Октября 2013, 16:04:45

Бифосфонаты
Литература: 1. Серия руководств для практикующих врачей «Рациональная фармакотерапия»; том XII «Рациональная фармакотерапия заболеваний эндокринной системы и нарушений обмена веществ». Под общей редакцией И.И. Дедова, Г.А. Мельниченко. Москва. Изд. «Литтерра»; 2006. 2. Статья: «Бифосфонаты в терапии постменопаузального остеопороза» А.М. Мкртумян, Е.В. Бирюкова (журнал «Лечащий врач»; Эндокринология; Клинические исследования; 2007).
» 08 Декабря 2010, 01:01:46

Страница 1 из 9: 1234…9

Источник: http://doctorspb.ru/articles.php?cat_id=36

Психофармакология

Гипнотики: достижения современной психофармакологии

Психофармакология (англ. Psychopharmacology, от греч. Ψῡχή, φάρμακον, λογος) — научное исследование влияния лекарств, влияющих на настроение, ощущение, мышление и поведение. Оно отличается от нейропсихофармакологии, в которой подчеркиваются изменения подо воздействием наркотических средств в функционировании клеток нервной системы человека.

Есть побочные эффекты психофармакологии по их принятию.

Отрасль психофармакологии изучает широкий спектр веществ с различными типами психоактивных свойств, главным образом относится к химическим взаимодействий в мозге.

К психофармакологии относим:

  • Антидепрессанты
  • Нейролептики
  • Нормотимикы
  • Психостимуляторы
  • Транквилизаторы

и др ..

Психотропные препараты взаимодействуют с нервной системой или рецепторами, выявленных в нервной системе, чтобы вызвать масштабные изменения в физиологических или психических функциях.

Специфическое взаимодействие между наркотиками и их рецепторов, упоминается как «действия препарата» и широко распространенные изменения в физиологическом или психологической зависимости, упоминается как «эффект лекарственный».

Эти препараты могут добываться из природных материалов, таких как растения и животные, или из искусственных источников, таких как химический синтез в лаборатории.

Используются не только в обычной медицине, но и в спорте для достижений спортсменов, и в спецслужбах. Например, специально обработанный натриевый пентанол, наркотик, «решает язык» жертве для насильственного «форсированного допроса» (на жаргоне спецслужб называется «мыло », рус. мыло).

Предоставляет возможность реализации идеи «универсального солдата»: повышение физической выносливости спецназовца, никак ощущение боли, увеличение срока служебной годности, сопровождение инсталляции спецспособностями, обезболивания травм и ранений во-время выполнения задач и т.

Дает возможность искусственного образования ситуации дискредитации (например. С здорового человека сделать психически больную), нейтрализации (например.

Отключение сознания ненужного внимания человека на некоторое время инъекцией или лишения сознания для похищение человека) или ликвидации «объектов» спецслужб без прямых доказательств правоохранительным органам о покушении на убийство, без доказательств медицинского вмешательства (например.

замедленного действия в течение 4 суток химикат на остановку сердца «под вид инфаркта» с рассасыванием химиката в организме жертвы в течение тех 4 дней без оставления следов для криминалистов и патологоанатомов) и др.

История

Не часто упоминаются или не включены в область психофармакологии сегодня психоактивные вещества, не определены как полезные в современных психиатрических учреждениях для психогигиены.

Эти вещества являются естественными, но тем не менее на психику, и соединения, обнаруженные в ходе работы этноботаники и етномикологив (и других, изучающих использование природных психотропных препаратов).

Однако, несмотря на эти вещества были используемые на протяжении всей истории человечества в различных культурах, и они оказывали значительное влияние на психику и функции головного мозга, они не всегда достигали желаемую степень, но имеет лабораторное производство химических соединений.

Тем не менее, некоторые, такие как псилоцибин и мескалин, обеспечили основу исследования для соединений, которые используются и исследованы сейчас. Общества охотников-собирателей, как правило, склонны были к использованию указанного для достижения психоделии, дисоциативу и делирия, и сегодня их использования еще можно наблюдать во многих сохранившихся племенных культурах.

Препарат, который используется в конкретных экосистемах племени, как правило, в дикорастущих растениях. Такие препараты содержатся в различных растениях, грибах, содержащих псилоцибин, мусцимол и мускарин (названий есть несколько). Кактусы наиболее распространены в этом среди племен Америки, содержит мескалин и другие химические растительные вещества.

Эти общества в целом оказывают духовного значения таком употреблению наркотиков, и часто включают это в свои религиозные практики, ритуалы. На рассвете эпохи неолита и распространение сельского хозяйства, новые психоактивные вещества вошли в употребление в качестве естественного побочного продукта сельского хозяйства.

Среди них опиум, конопля и спирт, полученный в результате ферментации зерновых и фруктов. Большинство племен разработали травяные зелья (чаи, настойки) со списком трав (фитотерапия), которые были хороши для лечения различных физических и психических недугов. Например, зверобой традиционно прописывают в некоторых частях Европы от депрессии (в дополнение к использованию как чай общего назначения), а также китайская медицина разработали подробные списки трав и препаратов. Эти и различные другие вещества, которые влияют на мозг ранее использовались в качестве мед.засобив во многих культурах.

Расцвет современной психофармакологии ознаменовал начало использования психиатрических препаратов для лечения психологических заболеваний. Это привело собой использование опиатов и барбитуратов для управления острыми поведенческими проблемами у пациентов. На ранних стадиях, психофармакология была в основном использована для седации.

С 1950-х годов была создана аминазин против психоза, а затем в быстрой последовательности произошло развитие антидепрессантов, ингибиторов МАО, бензодиазепины.

Определяющей чертой этой эпохи стала эволюция методов исследования, в связи с созданием плацебо-контролируемых двойных слепых исследований, а также разработки методов для анализа крови в отношении клинических результатов и повышенной сложности клинических испытаний. В начале 1960-х гг. Произошли увеличение исследования биохимии мозга и эффектов психотропных препаратов на химию мозга.

После 1960-х годов — эффективность фармакологического лечения, ориентировались на исследование токсичности (вредности) этих препаратов. В 1970-е и 1980-е годы были дополнительно отмечены лучшим пониманием аспектов механизмов действия синаптических препаратов. Тем не менее, эта модель имеет своих критиков.

Стимуляторы

Кокаин является одним из самых распространенных стимуляторов, и представляет собой сложный препарат, который взаимодействует с различными системами нейромедиаторов.

Обычно вызывает повышение уверенности в себе, чувство восторга, повышенную бдительность, снижение утомляемости и обобщенно содержание благополучия. Эффекты кокаина аналогичные тем, которые есть амфетаминах, хотя, как правило, имеет более короткое эффект.

В высоких дозах или при длительном использовании, кокаин может привести к ряду негативных последствий, а также, в том числе вызвать увеличенную раздражительность, беспокойство, усталость, общее бессонница, и даже психотическую симптоматику.

Большинство поведенческих и физиологических процессов кокаина можно объяснить его способностью блокировать обратный захват двух катехоламинов, дофамина и норадреналина, а также серотонина. Указанное является на основе исследования с использованием тканей мозга крыс.

Галлюциногены

Галлюциногены вызывают восприятия и узнавания искажений без бреда. Состояние опьянения часто называют «поездка». Начало является первым этапом после отдельных приемов (LSD, псилоцибин, или мескалина) или курения вещества (диметилтриптамин).

Этот этап может состоять из визуальных эффектов, с усилением цвета и появления геометрических узоров, которые можно увидеть с закрытыми глазами. Это фаза, где субъективное ощущение времени начинает замедляться, и визуальные эффекты увеличивают интенсивность.

Человек может чувствовать синестезии, кроссинговер ощущений (например, можно «видеть» звуки и «слышать» цвет). В дополнение к сенсорно-перцептивных эффектов, галлюциногенные вещества могут вызвать чувство деперсонализации, эмоциональные сдвиги в эйфории или тревоги, состояние страха и возбуждения логического мышления.

Галлюциногены классифицируются как химикаты или как индоламин (в частности, триптамин), имеющих общую структуру с серотонина, или, как фенэтиламины, которые разделяют общую структуру с норадреналина.

Снотворное

Снотворные часто используются для лечения симптомов бессонницы или других расстройств сна, принимая во внимание возможную роль серотонина во сне. Бензодиазепины сейчас являются одними из наиболее широко предлагаемыми снотворными и успокаивающими в США. Также некоторые никак бензодиазепинни препараты используются как снотворные.

Хотя они не имеют химическую структуру бензодиазепинов, их седативный эффект аналогичен путем воздействия на рецепторы. Они также имеют репутацию менее увлекательную, чем бензодиазепины. Мелатонин (гормон) часто используется для лечения бессонницы в разных часовых поясах.

Этот гормон выделяется шишковидной железой на ранних стадиях цикла сна и может привести к циркадных ритмов человека. Поэтому добавки мелатонина не является предметом тщательного и последовательного производства. Они используются для воздействия на рецепторы мелатонина в супрахиазматическом ядре, ответственных за циклы сна и бодрствования.

Многие барбитуратов имеет или имели показания для использования в качестве снотворных и успокаивающих средств, но стали менее широко используется из-за их ограниченный запас прочности при передозировке, при их потенциале зависимости и степени депрессии центральной нервной системы.

Амино-кислоты L-триптофан кажется не приводят к зависимости или злоупотребления. Тем не менее, это не такие мощные средства, как традиционные снотворные.

Источник: http://info-farm.ru/alphabet_index/p/psikhofarmakologiya.html

Психофармакология

Гипнотики: достижения современной психофармакологии

Хотя некоторые психиатры считают, что психофармакология имеет относительно короткую историю (Темков И., Киров К., 1971), ее зачатки обнаруживают себя еще в глубокой древности, на что указывают сохранившиеся в древних рукописях описания использования различных растений, нередко в сочетании с магическими ритуалами.

В «Одиссее» Гомера говорится о непентессе — растении, название которого означало «отсутствие скорби». Это растение было способно облегчить душевную боль, но вызывало при этом апатию.

Дочь Зевса – Елена добавляла непентессу (вероятно, опиум) в чаши, чтобы пирующие забывали о своих горестях (Delay J., 1967).

В фармакотерапии древних греков приводятся сведения о мандрагоре, вызывающей безумие у здоровых людей.

Большинство исследований, которые сегодня условно можно отнести к области психофармакологии, на протяжении почти всей истории человечества в основном было посвящено психоактивным веществам, возбуждающим психику. Нередко врачи и писатели, сами страдавшие зависимостью от этих веществ, на себе описывали симптомы психических расстройств (de Quencey T., Gauter Th., Huxley A., Moreau de Tours, Кандинский В.Х. и др.).

Для лечения шизофрении врачи применяли различные вещества, как растительного, так и синтетического происхождения. Эти средства были наделены свойством, которое в то время еще не называли психотропным.

Французские врачи XVIII века в Отель — Дье и Шарите, при душевных расстройствах применяли такие седативные средства, как валериана и генциан.

В различных странах на протяжении XVIII — XIX веков для лечения психических расстройств, по описанию близких к клинической картине шизофрении, использовались, как отмечалось раннее барбитураты и бром.

В популярной в свое время книге E. Krepelin (1892) «Влияние некоторых лекарств на простые душевные процессы» встречаются указания на необходимость применения при психическом возбуждении таких препаратов, как хлоральдегид и паральдегид, а также морфий.

Классические седативные средства и снотворные, как правило, были неэффективны при лечении шизофрении, что особенно наглядно проявлялось в случае маниакального возбуждения, купирование которого и в настоящее время требует достаточно продолжительного времени.

В отечественной психофармакологии можно отметить работы Е.А. Попова, посвященные позитивному воздействию на галлюцинации таких препаратов, как бром и хлоралгидрат.

С 1943 г. Daumezon стал применять антерган для купирования маниакально-депрессивного психоза. С открытием антигистаминных препаратов D. Bovet (Нобелевская премия 1957 г.

) эти средства по его предложению стали использовать в психиатрии. В 1950 г. P. Guiraud предложил фенерган (прометазин) для терапии двигательного возбуждения. Другой антигистаминный препарат — метапирилен (Bryant D.

, 1950) в это же время стал активно применяться в США.

Классификации психотропных веществ

Во второй половине ХХ столетия после открытия первых психотропных средств появилось большое количество их классификаций в психофармакологии. Одни из них были построены на основе химической структуры, другие — фармакодинамики, третьи на клиническом эффекте препаратов.

J. Delay (1961) предложил разделять психотропные вещества на три основные группы: психолептики, психоаналептики и психодизлептики.

Психолептики в свою очередь подразделялись на гипнотики (неолептики): хлоралгидраты, барбитураты; нейролептики (тимолептики): фенотиазины, резерпин, бутирофеноны; транквилизаторы (мепробамат).

В группу психоаналептиков входили стимуляторы активности (психотонические амины), стимуляторы настроения (тимоаналептики): ипрониазид, имипрамин и прочие стимуляторы (витамин С и др.). Психодизлептики в этой классификации также назывались галлюциногенами или деперсонализаторами (мескалин, псилобицин, ЛСД и др.).

В конце 60-х годов американские психиатры называли большинство психотропных средств транквилизаторами, которые в свою очередь делились на большие и малые. К большим транквилизаторам относили нейролептики, а малые (атарактики) соответствовали медикаментам, которые в Европе было принято считать действительно транквилизаторами.

В СССР А.В. Снежневский предложил классификацию психотропных средств, построенную на физиологических принципах, влиянии препаратов на процессы торможения и возбуждения. В этой классификации выделялись психолептики (понижающие уровень возбуждения), психотоники (усиливающие возбуждение) и психотомиметики или галлюциногены.

Резерпин

Растение rauwolfia serepentina, получившее свое название по имени врача-ботаника и путешественника XV1 века L. Rauwolf, было известно в Индии еще в глубокой древности, в Х веке до нашей эры. Отвары из ее листьев, использовали в качестве успокоительного средства.

В  30-х годах ХХ столетия в литературе появились публикации индусских ученых о лечении психозов растением rauwolfia serepentina. В 1952 г. немецкие ученые извлекли из растения алкалоид, обладающий выраженным успокаивающим и гипотензивным эффектом.

Исторической датой психофармакологии некоторые психиатры предлагают считать 1954 год, когда американский психиатр Kline (с именем этого ученого также связано введение в клиническую практику в 1957 г.

антидепрессанта из группы ингибиторов моноаминоксидазы ипрониазида) и австрийский психиатр Weber предложили использовать для лечения шизофрении резерпин, по-мнению некоторых специалистов, препарат, который следует считать первым психофармакологическим средством (Темков И., Киров К., 1971).

Интересно отметить, что резерпин и наркотик ЛСД, несмотря на то, что они имеют антагонистический профиль активности (антипсихотический и психотомиметический), в своих молекулах оба содержат триптамин. К производным триптамина относятся и некоторые антидепрессанты, в частности, ингибиторы моноаминоксидазы.

Резерпином шизофрению лечили в начале 60-х годов ХХ столетия. Как отмечали исследователи этого периода, на фоне лечения этим препаратом, даже в случае отсутствия эффекта от инсулинотерапии, больные начинали вставать с постели и выполнять просьбы персонала.

Фенотиазины

В 1952 г. в хирурги обсуждали оригинальные работы французского ученого H.

 Laborit, искавшего способы блокады нейровегетативных реакций не путем стимуляции защитных механизмов, как это практиковалось в то время, а, напротив, подавлением их во время гибернации (Deniker P., 1987). Для усиления анестетического эффекта H.

 Laborit использовал прометазин и петидин (долозаль — дериват морфия, легко вызывающий зависимость). Эти исследования способствовали выделению новых средств, влияющих на центральную нервную систему.

Поиск создания новых медикаментов шел в направлении создания препарата, обладающего более сильным воздействием на центральную нервную систему, чем антигистаминные средства.

Одна из французских фармацевтических фирм предложила для этой цели дериват хлора — хлорпромазин, синтезированный в 1950 г.

Военные специалисты продемонстрировали случай больного с манией, у которого наступило значительное улучшение после применении нового лекарства, однако полного выздоровления здесь не наблюдалось.

П. Деникер (Р. Deniker) и Ж. Делей (J. Delay) в госпитале Св. Анны в Париже для лечения маниакального возбуждения применили ларгактил (аминазин) и впервые предложили термин «нейролептик», буквально «берущий нервную систему», или «улавливающий нерв».

Оказалось, что хлорпромазин обладает сильным седативным эффектом и способен вызвать состояние «искусственного освобождения», при котором больные, оставаясь в сознании проявляли равнодушие к окружающему миру.

По мнению J. Delay, в новом подходе был заложен терапевтический метод противоположный шоковой терапии.

Первые результаты исследований показали, что больные, несмотря на относительно быстрое купирование возбуждения, выздоравливали очень медленно.

Также было заметно, что выздоровление более очевидно, в том случае если у больного отсутствовало органическое поражение мозга. Было подчеркнуто отсутствие терапевтического эффекта препарата в отношении депрессии.

Анализ результатов лечения хлорпромазином показывал не более 35% положительных результатов, несмотря на то что 50% пациентов при этом оставляли психиатрические больницы (Deniker P., 1987). М. Bleuler утверждал, что подобное лечение «ни в коем случае не является специфически противошизофреническим».

В других исследованиях была доказана эффективность хлорпромазина в 86% случаев шизофрении по сравнению с плацебо, причем при дозе препарата выше 500 мг эффект воздействия на симптоматику психоза становился более выраженным.

В процессе продолжительного лечения аминазином формировался своеобразный синдром психомоторного безразличия, кроме того, наблюдались нейровегетативные изменения, в частности, терморегуляции.

Аналогичным влиянием на психическую сферу также обладает химически очень далекий от фенотиазинов алкалоид резерпин. H. Steck (1954) описал «экстрапирамидный и диэнцефальный синдром» («диэнцефалостриарный синдром»), который могли вызвать как аминазином, так и резерпином. Таким образом, оказалось, что два препарата способны вызвать сходные побочные эффекты.

В течение продолжительного времени различные исследователи предпринимали попытки синтеза новых препаратов, которые обладали бы теми же побочными эффектами Ученые пытались создать лекарственные вещества успокаивающего действия, но не вызывающего сонливость. Активно изучалось воздействие производных пропандиола на нервную систему.

F. Berger предложил мепробамат, за которым последовали диазепоксид и другие бензодиазепины. Появилась необходимость разделения новых медикаментов на «большие транквилизаторы» и «малые транквилизаторы», каждый из которых имел свой круг показаний.

Синтезируемые нейролептики, по мнению их первооткрывателей J. Delay и P.

 Deniker (1957), должны были обладать следующими свойствами: психолептический эффект без снотворного влияния, купирование психомоторного возбуждения, способность редуцировать острые симптомы психоза, неврологический (экстрапирамидный) и нейровегетативный эффекты, преимущественное воздействие на подкорковые структуры мозга. J. Delay и P. Deniker (1957) при этом подчеркивали, что между неврологическим эффектом препарата и его способностью купировать психоз существует определенная связь.

В  60-е годы ХХ столетия, наряду с восторженными приверженцами нейролептиков все чаще звучали голоса, отмечающие необходимость ограничить непродуманное применение аминазина из-за его кратковременного эффекта и своего рода «фасадного» действия (Чалисов М.А., 1962).

По мнению ряда исследователей эффективность лечения шизофрении аминазином оставалось невысокой. Так Х.М.

Алимов (1961), проследив на протяжении 5 лет судьбу больных шизофренией, выписавшихся из психиатрического стационара в конце 50-х годов ХХ столетия, обнаружил, что всего лишь 10% больных избежало рецидива заболевания. В 1963 г. А.

 Carisson продемонстрировал антидопаминергическую активность постсинаптической блокировкой нейролептиков. На фоне общего восторга по поводу эффекта нейролептиков, все чаще звучали предупреждения, что использование этих препаратов не должно быть ни слепым, ни стереотипным, ни предопределенным (Oli J., 1985).

Бутирофеноны

После введения в практику различных групп фенотиазинов в 1958 г. появился первый бутирофеноновый нейролептик галоперидол, который предложил П. Янссен (Р.Yansen) обнаруживший в результате экспериментов на животных его нейролептический эффект.

Было показано, что бутирофеноны способны блокировать эффект амфетамина и апоморфина.

Эти препараты проникали в рецепторы дофамина или связывались с ними, тем самым исключая возможность стимуляции дофаминергической системы и снижая активность систем мозга, функционирующих с участием этого медиатора.

Интересно отметить, что бутирофеноны по своей химической структуре обладали некоторым сходством с морфином и рядом синтетических центральных анальгетиков.

В отличии от хлорпромазина производный бутирофенонов галоперидол оказывает преимущественно антидофаминергический эффект, интенсивно воздействуя на дофаминовые рецепторы D2-типа и обладая менее выраженным эффектом по отношению к D1- и D4-рецепторам.

При этом седативный, снотворный, общезатормаживающий эффекты у галоперидола проявляются слабее, чем у хлорпромазина. Воздействие галоперидола на альфа1-адренорецепторы и серотониновые 5HT2-рецепторы незначительно.

Вследствие наличия подобного спектра активности галоперидол отличается отсутствием влияния на гемодинамику, также у данного препарата отсутствуют антихолинергические эффекты.

Галоперидол обладает сильным антипсихотическим эффектом.

В спектре психотропной активности препарата наряду с общим (глобальным) антипсихотическим эффектом, «обрывающим» психоз, отмечается и выраженное селективное воздействие на такие продуктивные симптомы, как бред и галлюцинации.

В то же время препарат вызывает заметные экстрапирамидные расстройства. Особенно чувствительны к последним, в частности дискинезиям, оказались мужчины молодого возраста и пожилые люди.

Первоначальная доза галоперидола соответствует 5-10 мг, для пожилых пациентов, больных с признаками органического поражения мозга стартовая доза должна быть более низкой. При выраженной психотической симптоматике и отсутствии осложнений от первого приема, допустим повторный прием препарата через 30-60 минут.

Литий

С 1949 г. австралийский психиатр J. Cade, работая с уратами, применил соли лития для лечения маниакального состояния. Токсические осложнения остановили использование лития до того времени, пока M.

 Shou не уточнила условия его применения. Она также показала эффективность использования лития для профилактики рецидивов психозов. Препараты лития рекомендовалось также использовать для преодоления резистентных состояний.

Обычно в этом случае литий назначался на  6-12 недель.

В настоящее время литий и такие противосудорожные препараты, как карбамазепин, вальпроат натрия и ламотриджин, некоторые авторы рекомендуют использовать при лечении шизофрении для поддержки терапии антипсихотиками. Эти препараты показаны для определенной группы пациентов, особенно тех, которые обнаруживают четкую цикличность эпизодов обострения аффективной симптоматики шизофрении.

В литературе, посвященной использованию лития для лечения больных шизофренией, встречаются указания на его эффективность при терапии резистентных случаев течения болезни, однако достоверные подтверждения этой точки зрения отсутствуют.

Вернуться к Содержанию

Источник: https://psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/kniga-shizofreniya/psihofarmakologiya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.