Двойное слепое исследование ибупрофена и плацебо в лечении острых приступов мигрени

Международный неврологический журнал 6 (28) 2009

Двойное слепое исследование ибупрофена и плацебо в лечении острых приступов мигрени

Точные механизмы развития приступов мигрени до конца не выяснены [1]. Известно, что во время приступов в стенках кровеносных сосудов может развиваться нейрогенное асептическое воспаление [2].

В формировании последнего принимает участие несколько групп веществ, включая простагландины [2].

В связи с этим важно отметить, что препараты, нарушающие биосинтез простагландинов, эффективны в лечении острых приступов мигрени [3–7].

Ибупрофен относится к нестероидным противовоспалительным препаратам (НПВП) и оказывает тормозящее воздействие на биосинтез простагландинов. Терапевтическая концентрация в плазме крови достигается через 0,5–2 ч после перорального приема, поэтому данный препарат  потенциально способен быстро купировать приступы мигрени. Период полувыведения из плазмы крови (Т1/2) составляет 2 ч.

Цель настоящего исследования сводилась к тому, чтобы сравнить эффективность ибупрофена и плацебо при лечении острого приступа мигрени.

Материалы и методы

Было проведено двойное слепое многоперекрестное клиническое исследование, в котором оценили сравнительную эффективность ибупрофена и плацебо. В исследование включили пациентов в возрасте от 18 до 70 лет, имевших в анамнезе мигрень (с аурой или без нее) согласно критериям Международного общества головной боли [8].

У всех пациентов длительность заболевания составляла не менее 1 года, отмечалось от 2 до 8 приступов ежемесячно. Пациентов с другими видами головной боли исключили из исследования, кроме тех из них, которые имели головную боль напряжения, — таких больных включали в исследование при условии, что они могли четко отличить свою головную боль от мигрени.

Из исследования были исключены беременные женщины, а также те, которые не прибегали к использованию противозачаточных средств. Кроме того, были исключены пациенты с нарушениями функции печени и почек, обструктивными заболеваниями легких, сердечными заболеваниями, пептическими язвами и наличием в анамнезе аллергии к НПВП.

Пациенты не принимали профилактическое лечение по поводу мигрени в течение месяца, предшествующего настоящему исследованию.

Клиническая характеристика пациентов представлена в табл. 1. В течение подготовительного периода, длившегося 1 месяц, больные отмечали общее количество приступов мигрени и заполняли дневник для каждого отдельного приступа.

В этот же период они прекратили все остальные виды специального лечения — было разрешено принимать только парацетамол или комбинацию парацетамола и кодеина фосфата. После окончания подготовительного периода пациенты принимали ибупрофен или плацебо для лечения 6 приступов мигрени.

При этом использовался многоперекрестный подход: при трех приступах случайным образом назначали ибупрофен и еще при трех — плацебо. При этом два из первых четырех приступов мигрени лечили ибупрофеном и два — с помощью плацебо. Таблетки ибупрофена и плацебо были идентичными по размеру и форме.

Как только появлялся первый симптом, свидетельствующий о развитии приступа, назначали ибупрофен в дозе 1200 мг (2 таблетки). При необходимости пациентам разрешали принимать дополнительную дозу ибупрофена  600 мг спустя 4 ч после первого приема препарата, а также повторить прием 600 мг ибупрофена еще раз спустя 8 ч.

Если спустя первые 4 ч не было абсолютно никакого эффекта от проводимого лечения, пациент вместо тестируемого препарата мог принять парацетамол или комбинацию парацетамола и кодеина фосфата.

Пациенты заполняли дневник для каждого приступа мигрени, отмечая время приема и дозы тестируемых и резервных препаратов, длительность приступа, тяжесть головной боли и тошноты (0 = нет, 1 = легкая, 2 = умеренная, 3 = тяжелая), наличие рвоты, светобоязни или головокружения.

Максимальную интенсивность головной боли во время приступа оценивали по десятисантиметровой визуальной аналоговой шкале (ВАШ). Дневники возвращались исследователю после каждого приступа.

Кроме того, после каждого приступа пациентов просили оценить, был ли перенесенный приступ легче, такой же или тяжелее, чем предыдущий приступ.

Для того чтобы составить общее впечатление о тяжести приступов мигрени, мы рассчитывали индекс мигрени — длительность приступа умножали на его тяжесть. Пациентов считали выбывшими из исследования в том случае, если они не записывали информацию о четырех и более приступах, идущих подряд.

Для каждого пациента были рассчитаны средние значения непрерывных и дискретных переменных, характеризующих особенности приступов, леченных плацебо и ибупрофеном. Для оценки достоверности различий использовали односторонний знаковый ранговый критерий Вилкоксона с 5% уровнем значимости.

Результаты

Всего в исследование было включено 36 пациентов.

Из них 11 выбыли из исследования раньше, нежели получили лечение по поводу четырех приступов мигрени: у 6 больных не развилось требуемое количество приступов, 2 не захотели «экспериментировать» с плацебо из­за развития тяжелых приступов, у 1 не было эффекта от проводимого лечения, 1 женщина забеременела и у 1 больного развилась острая инфекция. В общей сложности исследование завершили 25 человек, которые и были включены в статистический анализ. Всего было зарегистрировано 146 приступов (73 — в группе лечения ибупрофеном, и 73 — при приеме плацебо).

Основные результаты исследования представлены в табл. 2. Длительность приступов мигрени имела асимметричное распределение, так что мы рассчитывали медиану длительности вместо средней длительности. Медиана длительности приступов мигрени на фоне лечения ибупрофеном составила 10,3 ч, а при приеме плацебо — 15,7 ч (p = 0,002).

Головная боль средней степени тяжести и максимальная интенсивность головной боли во время приступа мигрени были значительно ниже на фоне лечения ибупрофеном по сравнению с плацебо (p < 0,001). Выраженность тошноты также была снижена при лечении ибупрофеном (p = 0,010).

Кроме того, индекс мигрени (длительность х тяжесть) был достоверно ниже среди пациентов, получавших терапию ибупрофеном, по сравнению с больными, получавшими плацебо (25 против 46, р = 0,0014). На фоне лечения ибупрофеном значительно снизилась частота развития рвоты (p = 0,003) и головокружения (р = 0,007).

Светобоязнь, сопровождающая приступы мигрени, развивалась реже при приеме ибупрофена, однако это снижение не достигало статистической значимости по сравнению с плацебо­терапией.

Прием дополнительных препаратов во время приступов мигрени наблюдался значительно реже на фоне лечения ибупрофеном (p = 0,007).

Так, при терапии ибупрофеном 25,6 % приступов сопровождалось приемом дополнительных препаратов, в то время как при назначении плацебо­терапии прием дополнительных препаратов наблюдался в 57,5 % приступов.

При сравнении тяжести текущих приступов мигрени с предыдущими были получены следующие результаты: во время 57 приступов был более эффективен ибупрофен, а при 17 — плацебо. Еще при 23 приступах была обнаружена одинаковая эффективность ибупрофена и плацебо.

Во время исследования 3 пациента сообщили о развитии побочных эффектов, но ни один из них не был серьезным. Все 3 пациента отметили дискомфорт или боль в животе во время одного из приступов мигрени на фоне терапии ибупрофеном, а один из пациентов дополнительно сообщил о боли в животе при лечении мигрени с помощью плацебо.

Обсуждение

В ряде исследований была оценена эффективность использования НПВП в лечении острых приступов мигрени. При этом в некоторых работах было отмечено, что эффективность напроксена выше, чем у плацебо [3, 5], и превышает таковую у эрготамина [7].

В настоящем исследовании произвели сравнительную оценку эффективности ибупрофена и плацебо в лечении острых приступов мигрени. Начальную дозу ибупрофена выбрали на уровне 1200 мг, поскольку она эквипотентна (равна по силе. — Прим. перев.

) дозе напроксена (750–825 мг), рекомендованной для лечения мигрени.

Количество пациентов, выбывших из исследования, оказалось довольно высоким.

Распределение пациентов по полу и по форме мигрени в группе выбывших не отличалось от такового у пациентов, закончивших исследование, разве что выбывшие были немного моложе.

Наиболее частой причиной выбывания больных из исследования было недостаточное количество приступов мигрени. Только один пациент выбыл вследствие недостаточного терапевтического эффекта ибупрофена.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что ибупрофен значительно снижал продолжительность приступов мигрени по сравнению с плацебо. Однако головная боль все равно оставалась длительной. По­видимому, быстрое, полное купирование острых приступов мигрени не достигается при лечении ибупрофеном.

Пациентов инструктировали на предмет того, что тестируемый препарат необходимо принимать при появлении первого симптома мигрени, однако во многих случаях прием таблеток происходил со значительной задержкой.

Это может отчасти объяснить относительно длительное течение приступов мигрени, имевшее место при лечении ибупрофеном.

Тяжесть головной боли и тошноты были значительно снижены во время лечения ибупрофеном. Кроме того, терапия ибупрофеном приводила к снижению частоты развития рвоты и головокружения. Необходимость в приеме дополнительных препаратов также была снижена на фоне лечения ибупрофеном.

Лечение хорошо переносилось, и ни один пациент не выбыл из исследования вследствие развития побочных эффектов.

Аналогично результатам исследования Havanka — Kanniainen, в котором производили сравнительную оценку ибупрофена и плацебо [6], мы обнаружили, что ибупрофен является эффективным и безопасным препаратом для лечения острых приступов мигрени.

Источник: http://www.mif-ua.com/archive/article/11415

Терапия острого приступа мигрени у взрослых

Двойное слепое исследование ибупрофена и плацебо в лечении острых приступов мигрени

Головная боль (ГБ) – достаточно распространенное явление в популяции, не зависящее от континента и национальности.

По данным Всемирной организации здравоохранения, мигрень является одним из наиболее частых неврологических расстройств, проявляющихся у 12,6% населения (6% мужчин и 18% женщин), и входит в число 20 самых инвалидизирующих заболеваний в мире.

Большинство случаев ГБ доброкачественные, однако некоторые из них могут быть опасны для жизни, а другие требуют постоянного медицинского наблюдения и лечения.

Вашему вниманию представлен обзор Американского общества головной боли (AHS, 2014), опубликованный в журнале Headache (2015; 55: 3-20), в котором приведены усовершенствованные данные относительно особенностей выбора фармакотерапии мигрени в острый период. Авторы акцентируют внимание клиницистов на эффективности различных медикаментов, побочных действиях и осложнениях.

Мигрень – распространенное расстройство, которое характеризуется приступами пульсирующей ГБ от умеренной до выраженной зачастую односторонней локализации.

Мигренозные приступы ухудшают физическую активность, сопровождаются тошнотой и/или рвотой, светобоязнью и фонофобией (Stewart et al., 1992; ICHD-3, 2013).

Терапия мигрени обычно включает профилактическое лечение, целью которого является снижение частоты и тяжести приступов, а также экстренные интервенции, применяемые для прекращения приступа ГБ.

Анализ данных

В ходе анализа данных рабочая группа AHS, состоявшая из экспертов в области лечения ГБ (за исключением лиц с серьезными конфликтами интересов относительно их вклада в данную работу), использовала протокол Американской академии неврологии (AAN, 2011) для систематической разработки клинических руководств.

В процессе исследования главной задачей было определение наиболее эффективных фармакологических методов для купирования приступа мигрени. Рабочая группа провела формальный поиск клинических испытаний в базах данных EMBASE и MedLine, опубликованных до декабря 2013 г.

Каждое исследование оценивали в зависимости от качества дизайна, объема выборки, продолжительности и техник лечения, дозировок, методов сбора данных (проспективных или ретроспективных), наличия/отсутствия группы плацебо, основных и вторичных результатов, а также побочных реакций.

Помимо этого, не исключались открытые или обсервационные наблюдения, а также исследования I и II класса с контрольной группой плацебо. При анализе соблюдались рекомендации терапевтической схемы классификации доказательств AAN (I-IV класс).

К I классу относились испытания с хорошим дизайном, двойные слепые рандомизированные и контролируемые плацебо, тогда как исследования IV класса часто были ретроспективными или же сообщениями о случаях с неясными результатами.

В случае если не удавалось обнаружить новых исследований определенного препарата, оценку давали исходя из предыдущего руководства AAN. При наличии конфликта доказательств, например, если было как минимум по одному испытанию с положительными и отрицательными результатами для конкретного медикамента, рассматривались исследования I класса как важные для присвоения уровня доказательности.

Исходя из качества исследований, уровень доказательности препарату присваивали следующим образом:

• уровень A: установленная эффективность (или неэффективность) лечения острой фазы мигрени (поддерживается как минимум двумя исследованиями I класса); • уровень B: вероятная эффективность (или неэффективность) лечения острой фазы мигрени (поддерживается как минимум одним исследованием I класса или двумя II класса); • уровень C: возможная эффективность (или неэффективность) лечения приступа мигрени (поддерживается одним исследованием II класса или двумя III класса);

• уровень U: доказательства противоречивые или неадекватные, чтобы оправдать использование медикамента в острой фазе мигрени.

В опубликованном в 2000 г. обзоре AAN подобная терапевтическая классификация не использовалась.

В данном документе первую группу составили медикаменты, применение которых поддерживалось как минимум двумя двойными слепыми контролируемыми плацебо испытаниями, тогда как вторая группа включала только одно исследование.

Испытания I или II класса не рассматривались. Согласно новой классификации AAN, в обзоре AHS единственное исследование II класса поддерживает рекомендации лишь уровня C.

Мониторинг доказательств

В результате начального поиска были выявлены 805 статей, из которых 132 отобрали для обзора. Исключались исследования, не соответствовавшие любому из следующих критериев:

• отсутствовала взрослая возрастная группа; • не оценивался медикамент (только оборудование или процедуры); • оценивались лечение мигренозной ауры или профилактическая терапия (например, менструальной мигрени); • оценивался препарат, который в настоящее время не представлен на рынке США или ожидает одобрения; • использовались нестандартизированные методики для оценки основных результатов, например определение удовлетворенности пациента лечением или его нетрудоспособности;

• внимание было сосредоточено на сравнении двух или более медикаментов между собой, а не с плацебо.

Результаты мониторинга исследований

В ходе поиска не было обнаружено новых опубликованных исследований I или II класса для буторфанола (внутримышечно и назальный спрей), комбинаций буталбитал + аспирин + кофеин или буталбитал + аспирин + кофеин + кодеин, ацетаминофен + кофеин, дигидроэрготамина (ДГЭ) (внутримышечно или внутривенно, назальный спрей), флурбипрофена, гидрокортизона, изометептена, интраназального лидокаина и меперидина. Таким образом, уровни доказательности, присвоенные этим препаратам, основываются на приведенных в руководстве AAN 2000 г. (Silberstein, 2000). Кроме того, в настоящее время отсутствуют исследования I или II класса для внутривенного введения дифенгидрамина, вальпроевой кислоты и верапамила, перорального приема мефенамовой кислоты или целекоксиба. Рофекоксиб в дозе 25 мг и комбинация эрготамин + кофеин + фенобарбитал + беллафолин были включены в предыдущее руководство, но исключены из этого обзора, поскольку они более не доступны.

Алмотриптан

В исследовании I класса Dahlof et al. (2001) у пациентов, принимавших алмотриптан в дозах 2, 6,25, 12,5 и 25 мг, ослабление ГБ ко второму часу составило 30, 56,3, 58,5 и 66,5% соответственно по сравнению с 32,5% в группе плацебо (р

Источник: https://neuronews.com.ua/ru/issue-article-1602/Terapiya-ostrogo-pristupa-migreni-u-vzroslyh-

Обоснование применения отдельных антипиретических препаратов в педиатрии с учетом рекомендаций последнего протокола первичной медицинской помощи при острых респираторных инфекциях и гриппе (2014)

Двойное слепое исследование ибупрофена и плацебо в лечении острых приступов мигрени

Респираторная патология — актуальная проблема педиатрии, которой уделяют постоянное внимание. Свидетельством этого является приказ Министерства здравоохранения Украины от 16.07.2014 г.

№ 499 «Про затвердження та впровадження уніфікованого клінічного протоколу первинної медичної допомоги дорослим та дітям «Гострі респіраторні інфекції» (Міністерство охорони здоров’я України, 2014а).

Протокол регламентирует применение пяти препаратов для контроля лихорадки — парацетамола, ибупрофена, ацетилсалициловой кислоты (АСК), мефенаминовой кислоты и метамизола натрия.

Издание протокола — один из планомерных шагов Министерства здравоохранения Украины к организации работы семейной медицины как полноценного института новой отечественной системы здравоохранения. Именно этим объясняется количество и качество указанных в документе препаратов для контроля лихорадки: они рассчитаны на все возрастные группы населения. Задача врача — непосредственно у постели больного принять правильное решение относительно тактики его ведения. Особенно это важно в педиатрии.

Цель работы — уточнить рекомендации по применению антипиретиков в лечении пациентов детского возраста с острыми респираторными заболеваниями (ОРЗ), обобщить клинические данные об их эффективности, проанализировать побочные эффекты и ограничения в применении.

АСК

АСК рекомендована к применению у взрослых: в протоколе указано возрастное ограничение к ее использованию в качестве жаропонижающего препарата у лиц в возрасте ≤18 лет, что снимает все возможные вопросы применения АСК в педиатрии.

Остальные четыре препарата требуют тщательного изучения с целью определения их места в арсенале врача-педиатра и врача общей практики — семейной медицины, которые первыми встречают пациентов детского возраста с ОРЗ, нуждающихся в назначении антипиретиков.

Метамизол натрий

Метамизол натрий — препарат с наиболее полярной славой. С одной стороны, известно о его более высокой в сравнении с парацетамолом жаропонижающей эффективности (Wong A. et al., 2001; Elmaghraby N.A. et al., 2014). Также имеются данные о его более длительном антипиретическом действии в сравнении с парацетамолом и ибупрофеном. Так, A.

Wong и соавторы (2001) в двойном слепом рандомизированном многонациональном исследовании сравнили жаропонижающую эффективность парацетамола, ибупрофена и метамизола натрия у 628 детей в возрасте от 6 мес до 6 лет с повышением температуры тела до 38,5–40,5 °С.

Дети получали одно из следующих жаропонижающий средств: метамизол натрий в дозе 15 мг/кг массы тела, парацетамол в дозе 12 мг/кг или ибупрофен в дозе 10 мг/кг при температуре тела ≥39,2 °С и 5 мг/кг — 38,5 °С), без сопутствующей тяжелой хронической патологии.

Детей рандомизировали в две равные группы, в одной из которых применяли парацетамол в дозе 15 мг/кг массы тела, во 2-й — мефенаминовую кислоту в дозе 4 мг/кг. Оценку эффективности терапии проводили путем сравнения степени снижения температуры тела через 1; 4 и 6 ч после приема препаратов.

Оценку безопасности проводили по подсчету количества и тяжести развившихся побочных эффектов. Результаты свидетельствуют, что мефенаминовая кислота более эффективна, чем парацетамол, в контроле лихорадки у детей. Средняя температура тела в группе ее приема была достоверно ниже (р0,05).

Тем не менее ВОЗ не рекомендует применять мефенаминовую кислоту в качестве препарата выбора у детей (WHO, 2013).

Более того, Международная программа химической безопасности — информация для межгосударственных организаций (Chemical Safety Information from Intergo­vernmental Organizations — INCHEM) рекомендует применять мефенаминовую кислоту исключительно для купирования боли малой и средней интенсивности при ревматоидном артрите, остеоартрите, а также при дисменорее и меноррагии (IPCS INCHEM, 2015). Управление по контролю за продуктами питания и лекарственными средствами США (Food and Drugs Administration — FDA) не рекомендует применять препарат у детей в возрасте 50 лет, после получения на то разрешения FDA. Сегодня этот препарат доступен во многих странах без рецепта. Парацетамол доказал свою эффективность во многих клинических исследованиях и включен во многочисленные рекомендации по лечению лихорадки и боли у детей (American Academy of Pediatrics. Committee on Drugs, 2001; WHO, 2013; Міністерство охорони здоров’я України, 2014а).

В рандомизированном двойном слепом контролируемом исследовании S.M. Lesko, A.A. Mitchell (1995) получены данные о сопоставимой безопасности ибупрофена и парацетамола. Отметим, что в этом крупном исследовании дозы и условия введения препаратов строго контролировали.

Практикующим врачам необходимо учитывать также ряд факторов, ассоци­ируемых с проявлениями гепатотоксичности парацетамола у детей:

  • возраст 10 тыс. случаев применения N-ацетилцистеина в качестве антидота при отравлении парацетамолом (American Academy of Pediatrics. Committee on Drugs, 2001).

    Еще одним аспектом безопасности парацетамола является связь его применения с развитием бронхиальной астмы (БА) у детей, а также усугубление течения этого заболевания на фоне приема препарата (Lesko S.M. et al., 2002; Sullivan J.E., Farrar H.C., 2011). Однако на сегодняшний день такая прямая взаимосвязь в полной мере не установлена (Sullivan J.E., Farrar H.C., 2011).

    Повышение частоты развития БА и аутизма на фоне изменений применения парацетамола (Shaw W., 2013)1. 1977 г. — предупреждающие этикетки, рекомендуемые для препаратов парацетамола.2. 1980 г. — предупреждение о риске развития синдрома Рея у детей после приема АСК  повышение продаж парацетамола для применения у детей.3. 1982 г. — первая паника, связанная с применением парацетамола: серия из семи убийств в Чикаго (США) посредством приема отравленного парацетамола, содержащего цианистый калий.4. 1986 г. — вторая паника вокруг парацетамола: 1 случай убийства в Нью-Йорке (США) посредством применения парацетамола, содержащего цианистый калий.

    Существуют данные о связи применения парацетамола в США в 1980-х годах с повышением частоты случаев развития аутизма (рис. 2), а также синдрома дефицита внимания и гиперактивности у школьников.

    Предполагают, что применение парацетамола у беременных и детей в раннем возрасте может нарушить определенные иммунные процессы и повысить риск возникновения указанных заболеваний у генетически и/или метаболически предрасположенных к ним индивидов.

    Парацетамол может быть связан с развитием аутизма посредством:

    • повышения продукции токсического метаболита N-ацетил-р-бензоквинона, что повышает уровень оксидативного стресса в организме, приводя к повреждению клеточных мембран свободными радикалами;
    • истощения запасов глутатиона, что приводит к уменьшению количества клеток Пуркинье в головном мозгу, характерному для больных аутизмом;
    • конкурентного ингибирования реакции ртути с сульфгидридными группами токсическим дериватом парацетамола, что связывают с аномальной концентрацией ртути у детей с аутизмом (Shaw W., 2013).

    A.Z. Bauer, D. Kriebel (2013) также показали положительную корреляцию между пренатальным и ранним применением парацетамола и заболеваемостью аутизмом и подобными ему расстройствами в США.

    Если это будет подтверждено результатами официальных эпидемиологических исследований, применение парацетамола в период беременности и во время обрезания сможет объяснить гендерные и расовые различия в заболеваемости аутизмом и подобными ему расстройствами (это соотношение среди мальчиков и девочек до «эры парацетамола» составляло 3,9:1, после начала его широкого применения — 5,6:1) (Bauer A.Z., Kriebel D., 2013).

    Ибупрофен

    Ибупрофен для симптоматического лечения лихорадки и боли у взрослых отпускается без рецепта с 1983 г., а с 1995 г. в США разрешен его безрецептурный отпуск для детской аудитории. Этому предшествовало крупное исследование с участием >84 тыс.

    детей в 26 центрах США, в котором оценивали риск госпитализации детей, у которых применяли для купирования лихорадки ибупрофен в дозе 5 или 10 мг/кг и парацетамол в дозе 12 мг/кг (Lesko S.M., Mitchell A.A., 1995).

    Как ибупрофен в обеих дозировках, так и парацетамол не повышали риск госпитализации, связанный с такими серьезными побочными эффектами, как желудочно-кишечное кровотечение, почечная недостаточность, анафилактический шок и синдром Рея. Различий в частоте развития побочных эффектов при применении обеих доз ибупрофена и парацетамола в течение до 28 дней не отмечено.

    Неблагоприятные явления со стороны различных систем и органов при применении ибупрофена во всех случаях имели незначительный характер и прекращались при отмене лечения.

    Неблагоприятные явления со стороны желудочно-кишечного тракта при применении ибупрофена статистически значимо не отличались от таковых при приеме парацетамола; клинически значимых желудочно-кишечных кровотечений, мелены при применении ибупрофена не выявлено. Случаев смерти или госпитализации, связанных с побочным действием препаратов, а также различий в частоте неблагоприятных явлений по возрастному или половому признаку не отмечено. Таким образом врач может выбирать дозу ибупрофена в пределах 5–10 мг/кг на прием, не опасаясь повышения риска побочных эффектов.

    По данным многочисленных исследований эффективности в сравнении с парацетамолом и плацебо, а также благодаря высокому уровню безопасности ибупрофен включен во все основные рекомендации и протоколы по лечению при лихорадке и боли у детей (American Academy of Pediatrics. Committee on Drugs, 2001; WHO, 2013; Міністерство охорони здоров’я України, 2014а).

    В исследовании P. Little, M. Moore (2013) показано, что при острых респираторных инфекциях (ОРИ) у детей в возрасте 3 лет, обратившихся к семейному врачу.

    Первичной конечной точкой была общая субъективная оценка тяжести симптомов, определяемая с помощью опросника, вторичными конечными точками — снижение/нормализация температуры тела, необходимость применения антибиотиков, обращения за повторными консультациями.

    Согласно результатам исследования, монотерапия ибупрофеном и применение комбинации ибупрофен + парацетамол одинаково эффективнее монотерапии парацетамолом. Также отмечено, что применение ибупрофена предпочтительнее у пациентов с инфекцией нижних дыхательных путей и детей.

    Таким образом, при необходимости облегчения общего состояния пациента при ОРИ, по мнению авторов, нет необходимости применять парацетамол или его комбинацию: можно эффективно помочь пациенту с помощью ибупрофена.

    В обзоре последних данных о клинических аспектах антипиретической терапии у детей резюмировано, что ибупрофен в разовой дозе 10 мг/кг более эффективен в контроле лихорадки у детей, чем парацетамол в дозе 15 мг/кг, причем в отношении результатов применения как единичной дозы, так и более длительной терапии (van den Anker J.N., 2013).

    При этом автор предостерегает от применения комбинации ибупрофен + парацетамол на старте лечения: для эффективного контроля лихорадки стоит начинать терапию с ибупрофена и тщательно взвешивать соотношение преимущества и риска комбинированной терапии в дальнейшем.

    Несмотря на высокую эффективность и в целом приемлемую безопасность парацетамола и ибупрофена, отмечено наличие между ними определенных различий, которые необходимо учитывать при выборе терапии. Так, ибупрофен имеет преимущества в виде менее частого режима применения (каждые 6–8 ч против каждых 4 ч у парацетамола) и большей продолжительности действия.

    В сравнительных исследованиях ибупрофен показал себя как минимум столь же эффективным анальгетиком и более эффективным по сравнению с парацетамолом антипиретиком. Профиль без­опасности ибупрофена сопоставим с таковым парацетамола при условии корректного применения.

    Однако в случаях передозировки токсичность парацетамола не только достигается намного раньше, но и характеризуется более тяжелым течением и более сложной терапией, чем передозировка ибупрофена (van den Anker J.N., 2013).

    АAP рекомендует применять ибупрофен для купирования лихорадки у детей ввиду более длительного контроля температуры тела и большей выраженности этого эффекта при разовой дозе 10 мг/кг, чем у парацетамола в разовой дозе 15 мг/кг. По мнению экспертов этой организации, первичной целью ведения ребенка с лихорадкой является скорее комфорт пациента, чем фокус на нормализации температуры тела.

    Хотя присутствуют доказательства более высокой эффективности сочетанного применения ибупрофена и парацетамола по сравнению с приемом каждого из этих препаратов по отдельности, следует помнить, что комбинированная терапия может быть осложнена развитием побочных эффектов и неумышленных передозировок. Поэтому АAP является сторонницей простых формулировок, инструкций и дозирующих устройств.

    Как для всех НПВП, имеются сообщения о случаях желудочно-кишечного кровотечения, гастрита, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, эзофагита, ассоциированных с применением ибупрофена, даже в рекомендованных для купирования лихорадки и боли дозах, но эти случаи достаточно редки:

    Источник: https://www.umj.com.ua/article/90161/obosnovanie-primeneniya-otdelnyx-antipireticheskix-preparatov-v-pediatrii-s-uchetom-rekomendacij-poslednego-protokola-pervichnoj-medicinskoj-pomoshhi-pri-ostryx-respiratornyx-infekciyax-i-grippe-2014

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.